Юрист практик в сша

В США, как и в Англии, существует общее понятие юридической профессии (legal profession); оно охватывает: адвокатов, юрисконсультов предприятий и учреждений, профессоров права и судей. Адвокаты и судьи осуществляют свою деятельность под контролем Верховного суда того штата, где они практикуют. Профессора права и юрисконсульты контролю судов не подлежат. За исключением сказанного, в США и в Англии все различно: и способ обучения, и профессиональная организация юристов.

Требования, необходимые для работы в качестве юриста, различны в каждом штате. Тот, кто признается юристом (lawyer) в данном штате, может работать в качестве юриста только в этом штате, а также выступать в федеральных судах и в судах этого штата. Каждый юрист, получивший разрешение практиковать в данном штате, заплатив небольшую сумму, может быть записан в список адвокатов, которым разрешено выступать в Верховном суде США.

Для работы адвокатом в различных штатах требуется сдать экзамен, организуемый под контролем судов. Обладания университетским дипломом всегда недостаточно, но наличие диплома (в отличие от Англии) является в настоящее время необходимым требованием примерно в половине штатов.

Американские правовые школы

Правовые школы в США принимают только желающих практиковать профессию юриста. Они мало занимаются общей культурой своих слушателей; предполагается, что эта культура (prelegal education) приобретена студентами до их поступления в правовую школу. Студенты до правовой школы посещают университетский колледж, в котором они проводят три или четыре года после окончания средней школы.

Американский студент, изучающий право, ставит своей задачей получить в правовой школе знания, ориентированные на практику; он надеется выйти из этой школы способным к работе по своей профессии. Американская правовая школа дает профессиональную подготовку.

Способ обучения в американских школах права, известный под названием case-method (обучение на конкретных делах), очень отличается от методов обучения во Франции или в Англии. Студент должен прочесть заранее определенное количество судебных решений или извлечений из статей; на занятиях под руководством преподавателя он излагает прочитанное, рассказывает о возникших у него вопросах и о существе дела, ставит вопросы по тем моментам, которые ему неясны.

Преподаватель задает студенту вопросы, показывает слушателям соотношение изучаемой проблемы и сопутствующих проблем, изменяет обстоятельства дела, чтобы студенты увидели и поняли, как в этом случае должно измениться и решение.

Вся группа участвует в дискуссии, ставя вопросы и излагая свое мнение. Метод чтения лекций используется лишь в исключительных случаях. Case-method дает очень хорошие результаты в американской среде, где студент ни в коей мере не робеет перед преподавателем и где правовая школа имеет характер Технической профессиональной школы.

Этот способ обучения критиковали, тем не менее, за то, что он чрезмерно сконцентрирован на судебных разбирательствах и особенно решениях Верховного суда. В последнее время он потеснен клиническим методом, когда вопрос ставится таким образом, чтобы ответ студента содержал совет клиенту и предположение о том, как судья решит данную проблему.

Американец, получивший разрешение заниматься юридическими профессиями, именуется юристом в широком смысле слова (lawyer). Этот термин не имеет ни французского, ни английского эквивалента, так как профессиональная орга. низация юристов во Франции и в Англии совершенно иная и сравнение поэтому затруднительно.

Большинство американских юристов работают в одиночку (70%) или совместно с еще одним коллегой (15%). В больших городах, однако, юристы работают и по найму в представительных конторах, где нередко специализируются по весьма узкой группе вопросов. Небольшое число юристов избирают специальность, связанную с судебной деятельностью (trial lawyer), то есть ведут гражданский или уголовный процесс, допросы и контрдопросы, столь характерные для судебного заседания в США.

Некоторые приобретают специализацию, напоминающую функции французских поверенных. Очень многие занимаются несудебными делами, играют ту роль, которую во Франции играют нотариусы, юрисконсульты или налоговые советники, с той только разницей, что в Америке гораздо чаще прибегают к услугам юриста, чем во Франции. Многочисленные юристы работают вне юридических контор — в государственных органах или на общественных и частных предприятиях.

Американские юристы гораздо многочисленнее, чем французские или английские: их примерно 750 тысяч, из которых 75 тысяч работают на частных предприятиях и 90 тысяч состоят на службе у правительства. Юристы объединены в ассоциацию, создаваемую в каждом штате под названием Ассоциация адвокатов. В 28 штатах создание отделения такой ассоциации обязательно; тогда говорят об интегрированной адвокатуре. Федерация ассоциаций штатов образует Американскую ассоциацию адвокатов.

Однако не все юристы являются членами Ассоциации адвокатов, и даже если они таковыми являются, то контролируются значительно меньше, чем английские барристеры судебными «иннами», а солистеры — Обществом права. Практикой выработано правило, по которому юрист оплачивается в пропорции к тому, что с его помощью получил клиент. В Англии такого рода соглашения об оплате (de quota litis) не допускаются.

Ныне существуют значительные общественные фонды, из которых оплачиваются «общественные защитники» или независимые адвокаты, оказывающие помощь неимущим; увеличилось количество «квартальных бюро», где юристы дают бесплатные консультации.

Читайте также:

  1. Адвокатура
  2. Адвокатура
  3. Адвокатура в Германии
  4. Адвокатура России в период до судебной реформы 1864 г.
  5. АДВОКАТУРА УКРАИНЫ
  6. Адвокатура Франции
  7. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г.
  8. Т е м а 10. Адвокатура.
  9. Тема 2.7. Нотариат и адвокатура

Юристы занимают многие ключевые посты в экономике и государственно-политическом механизме США. В США работает около 60 % от общего числа юристов всего мира. Следующее данные свидетельствуют о социально-политической роли обладателей диплома юриста в США. Из сорока двух президентов США двадцать пять были юристами; в частности, адвокатами по профессии были А. Линкольн, Ф. Д. Рузвельт, Г. Трумэн, Р. Никсон, Б. Клинтон. Две трети сенаторов и почти половина членов палаты представителей Конгресса США – юристы. Обладатели диплома юриста являются половина губернаторов штатов и 40 % дипломатов. Около 45 % лиц, занимавших с 60-х годов высшие посты в правительстве, были юристами, более 25 % государственного аппарата составляют бывшие адвокаты.

Юридическое образование в США

Юридическое образование в США двухступенчатое:

первая ступень — колледж (3- 4 года обучения);

вторая ступень — это высшее специальное (профессиональное) образование, его получают в специализированных школах или колледжах университетов только по окончании общеобразовательного колледжа (срок обучения 3 года).

По завершении обучения выпускник получает диплом и степень доктора юриспруденции, что необходимо и достаточно для занятия юридической практикой. Можно также продолжить обучение на степень магистра права год занятий и представление соответствующей диссертации или доктора юридических наук (2-3 года занятий и представление соответствующей диссертации).

Поступление в адвокатуру

Выпускник юридического вуза вместе с дипломом и степенью не обретает автоматического права заниматься адвокатской практикой. Для того чтобы получить патент на адвокатскую практику, ему необходимо пройти дополнительную аттестацию. Причём патент выдаётся на право заниматься адвокатской практикой не вообще, повсеместно в США, а только на территории того штата, где собирается практиковать данный кандидат в адвокаты.

Условия допуска к адвокатской практике устанавливаются обычно верховным судом штата, однако вопрос о самом допуске решается специальной комиссией по допуску в адвокатуру, формируемой либо ассоциацией адвокатов штата, либо по назначению суда или губернатора штата. Как правило, эта комиссия состоит из практикующих юристов.

При решении вопроса о допуске к адвокатской практике комиссия исходит из моральных качеств кандидата и результатов проводимого ею экзамена.

Экзамен состоит из устного собеседования и письменной работы. Письменная работа, как правило, продолжается несколько дней, в течение которых претендент должен ответить на 20-30 вопросов, касающихся знания, толкования и применения правовых норм штата, в котором сдаётся экзамен.

Решение экзаменационной комиссии может быть обжаловано в суде.

Разрешение на ведение дел в федеральных судах выдаётся автоматически лицам, допущенным к адвокатской практике в штате.

Структура адвокатуры в США

В каждом штате имеется ассоциация адвокатов штата. В большинстве штатов установлено обязательное членство в ассоциации для всех лиц, допущенных к адвокатской практике. Однако в ряде штатов для занятия адвокатской деятельностью не обязательно быть членом ассоциации адвокатов.

В задачи ассоциации входит установление норм профессиональной этики, содействие адвокатов, принятие дисциплинарных мер, разработка стандартов адвокатской деятельности, содействие совершенствованию права и осуществление правосудия и т. п.

Ассоциации юристов являются чисто профессиональными объединениями и не ведут никакой практической юридической деятельности. Членские взносы в ассоциации юристов никак не связаны ни с доходами юристов, ни с тем, в каком юридическом ведомстве или фирме они работают.

Организационные формы деятельности адвокатов в США

Более половины адвокатов в США работает в одиночку либо вместе с двумя, тремя адвокатами. Однако основной по значимости американского адвокатского общества формой адвокатской деятельности являются крупные (более пятидесяти адвокатов) адвокатские фирмы. Такие фирмы, как правило, не занимаются уголовными делами и предпочитают вести дела обеспеченных клиентов, преимущественно корпораций. Владельцами таких фирм являются партнёры.

Партнёр – адвокат, имеющий обширную практику, высокий доход и право на часть прибыли адвокатской фирмы; вторая группа адвокатов – ассоциатор, адвокат, имеющий небольшую собственную клиентуру, либо не имеющий таковой вообще. Ассоциатор получает жалование от фирмы.

В подобных фирмах устанавливается ассоциаторский стаж (обычно 8 лет), за которой ассоциатор должен обзавестись собственной клиентурой и стать экономически выгодным фирме; по прошествии указанного срока ассоциатор либо становится партнёром, либо, если он не достиг указанного условия, ему будет предложено уйти из фирмы. В некоторых фирмах указанная градация может быть более многоступенчатая.

Часть адвокатов работает в ведомствах «публичных защитников» — организациях, состоящих на государственном бюджете штата и обслуживающих на бесплатной основе обвиняемых из числа не имущих граждан.

Существуют и аналогичные службы юридической помощи не имущим, финансируемые из федерального бюджета. Головной организацией этих служб является «Корпорация по оказанию юридической помощи», учреждённая и финансируемая Конгрессом.

Интересной является такая форма адвокатской деятельности, как адвокатские конторы, «защищающие интересы общества». Они ведут дела отдельных клиентов, а выступают с исками против государства или корпораций, связанными с охраной прав и интересов крупных категорий граждан (потребителей, политических активистов, избирателей, налогоплательщиков) или с охраной природы и охраной здоровья населения (например, иски против предприятий, загрязняющих окружающую среду, или против строительства атомных электростанций).

Оплата адвокатских услуг

В США, как и в России, не существует системы твёрдо установленных тарифов оплаты услуг адвоката. Сумма гонорара устанавливается по договорённости с клиентом. Наиболее распространена почасовая система оплаты труда. Также практикуется такая система оплаты, когда адвокат получает гонорар только в случае выигрыша дела.

Предоставление бесплатной юридической помощи

В Соединённых Штатах существует три формы предоставления услуг защитника бесплатно:

1. адвокаты-защитники по назначению;

2. адвокаты-защитники по контракту;

3. ведомства публичных защитников.

1. Местная власть составляет список частнопрактикующих адвокатов, готовых представлять интересы тех, кто в этом нуждается. Отбор адвоката для конкретного дела производится судом либо на основе одноразового назначения, либо путём выбора судьёй адвоката из соответствующего списка. Последнее предпочтительнее по делам, требующим специализации, поскольку в списке указываются также сферы специализации адвоката. Оплата услуг адвоката производится через суд из федерального бюджета или бюджета штата, и адвокат должен заручиться согласием суда на расходы связанные с проведением собственного расследования или приглашением экспертов.

2. Программы адвокатов по контракту обеспечивают участие в процессе частнопрактикующего адвоката, который заключает контракт с местной властью о выплате гонораров на заранее оговорённую сумму. Если количество малоимущих клиентов превышает оговорённое контрактом, стороны данного контракта могут заключить новый или согласиться продлить старый.

3. Программы деятельности ведомств публичных защитников обеспечивают оказание юридической помощи большинству малоимущих обвиняемых по уголовным делам. Такие ведомства создаются местными органами власти, которые курируют деятельность этого ведомства, не вмешиваясь в его повседневную работу. В некоторых юрисдикциях ведомство публичных защитников входит в структуру местного органа власти, и адвокаты-сотрудники ведомства формально считаются государственными служащими.

Судебные прецеденты США выработали правила адвокатской этики.

Любая информация, касающаяся рассматриваемого дела, сообщённая адвокату клиентом, является конфиденциальной. Адвокат не может в одностороннем порядке раскрыть конфиденциальную информацию, а государство не может принудить его разгласить эту информацию.

Адвокат должен использовать все тактические приёмы защиты, согласующиеся с нормами профессиональной этики, чтобы обеспечить своему клиенту действительно справедливый суд.

Если у адвоката конфликт интересов, личная предвзятость или предубеждённость, которые препятствуют активному и полному представлению интересов клиента, адвокат не может представлять этого клиента.

Адвокат должен быть независим. Не должно быть и тени сомнения в том, что позиция адвоката зависит от государственного обвинения или суда. Допуск иностранных адвокатов к юридической практике в США

Суд по своему усмотрению может без экзаменов выдать лицензию на практику в качестве юридического консультанта в данном штате иностранцу, достигшему возраста старше 26 лет и отвечающему следующим признакам:

— это лицо в иностранном государстве в течение не менее пяти лет, непосредственном государстве в течение не менее пяти лет, непосредственно предшествующих обращению, являлось адвокатом;

— оно обладает необходимыми моральными качествами и удовлетворяет общим требованиям пригодности для членства в ассоциация юристов данного штата;

— оно намерено практиковать в данном штате в качестве юридического консультанта, а также иметь для этой цели офис в данном штате.

В подтверждение указанных выше обстоятельств претенденту необходимо предоставить секретарю суда следующие документы:

— сертификат, выданный профессиональной организацией либо государственным учреждением в зарубежном государстве, являющимся высшей инстанцией в вопросах профессиональной дисциплины, удостоверяющий, что заявитель допущен к практике с указанием даты допуска, а также удостоверяющий действительность его статуса адвоката;

— рекомендательное письмо от одного из членов исполнительного органа такой профессиональной организации либо государственного учреждения или от одного из судей суда высшей инстанции либо суда первой инстанции такого иностранного государства;

— надлежащим образом удостоверенный перевод такого сертификата и такого письма на английский язык;

— прочие документы, подтверждающие образование и профессиональную квалификацию заявителя, его моральных качеств и общей пригодности, свидетельство о рождении.

Дата добавления: 2014-12-27 ; Просмотров: 3636 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Записки юриста Р. Имангулова

«Вся правда о ПРАВЕ»

Юридический бизнес по-американски. А как у них и как нам далеко до них.

Только лучшие из лучших должны становиться юристами

В Декларации независимости США говорится о том, что все люди рождены равными и, невзирая на расовую, религиозную и социальную принадлежность, должны иметь равные возможности. То же мы читаем в российской конституции и в основных законах всех цивилизованных стран. Только американцы оказались наиболее последовательны и прагматичны в реализации этого принципа: старт-то у всех равный, но государство не должно помогать кому-либо компенсировать врожденные или приобретенные недостатки в трудолюбии, в жажде знаний, в жизненной активности, через раздачу денег, льгот или бесплатного высшего образования. В стране, где много сотен лет незыблем принцип неприкосновенности частной собственности, ждать приватизации или другого перераспределения благ не приходится.

Как я понял, успех американского бизнеса, причем любого, причем не только на территории США – везде, где американцы ведут свои дела, – основан на триедином принципе: кем бы ни был человек, но если он непрерывно постигает новые знания, самозабвенно трудится, добросовестно относится ко всему, не пытаясь нечестным способом достигнуть личного преуспеяния за счет других, то он обязательно будет материально вознагражден. В России же, стране великих потрясений, ценится умение оказаться вовремя в нужном месте, схватить побольше и отнести подальше. Среднестатистический россиянин готов ждать халявы всю свою жизнь, и, дождавшись, без каких-то там душевных мук, оттолкнуть ближнего своего от кормушки-поилки.

Юристы в США неплохо зарабатывают, но стать ими нелегко. Юридическое образование в США считается элитным, и оно всегда платное и всегда второе. Может быть, оттого, что юрист даже в начале карьеры должен быть разносторонне развитым человеком, зрелым в моральном и физическом плане. Пропуск в профессию может дать только диплом с отличием об окончании первого высшего, исключения из этого правила не допускаются. Так, Университет Аризоны, один из крупнейших университетов США, выпускает в год всего 163 юриста и не может принять даже десятую часть всех желающих. Сравните: в нашей стране любой провинциальный лесотехнический или железнодорожный институт ежегодно поставляет на рынок труда сравнимое количество «специалистов» юриспруденции.

Даже первое высшее образование в Америке всегда платное и получить его непросто. Молодому американцу требуется высокий школьный средний балл только для того, чтобы его банально допустили до вступительных экзаменов.

Чтобы защищать людей, фирмы, любые государственные органы в судах, выпускник юридического факультета должен иметь лицензию, сдав соответствующий экзамен на знание законов штата, в котором он собирается иметь свою практику. Отлично сданный экзамен не гарантирует получения лицензии, так как экзаменаторами оценивается моральный облик будущего юриста, включая характеристики из школы, первого и второго университета, проверяются данные на предмет личного банкротства кандидата в прошлом или привлечения его к ответственности за совершения уголовных и административных правонарушений.

Лицензия дается не пожизненно, юрист ежегодно обязан установленное количество часов повышать свою квалификацию, посещая платные лекции. Коллеги – сообщество юристов штата – могут отобрать лицензию за малейшую, особенно на наш российский взгляд, провинность. Например, за сказанную неправду в суде, за умолчание в суде фактов, которые могут повлиять на решение дела, пускай даже эти факты говорят не в пользу человека, которого представляет юрист, за предоставление недостоверных доказательств и т.д.

Мне лично глубоко симпатична идея многоступенчатого ограничения в доступе к юридической практике, так как американский принцип позволяет отсеивать случайных людей, дискредитирующих профессию, не готовых – как по своим умственным способностям, так и по моральным качествам – быть юристами. Мне бы очень хотелось, чтобы декларируемые в России принципы верховенства закона и равенства всех перед ним, неотвратимости наказания за совершенные правонарушения когда-нибудь стали так же реально действующими, как в Соединенных Штатах Америки. Трудно поверить, но это результат не эффективности государственного принуждения, а самосознания окружающих, их личной непримиримости к любой форме несправедливости в виде лжи, коррупции или какой-либо предвзятости. Полагаю, что в нашей стране что-то подобное появится лишь после смены нескольких поколений, а нам остается только завидовать.

Из-за всех препятствий в обретении юридической профессии типичный молодой юрист в Америке отличается от своего собрата в России. Во-первых, разница в возрасте, – там он почти всегда человек старше 30 лет, обремененный семьей и детьми. Во-вторых, у американцев принято интересоваться семейным положением: неженатым и незамужним меньше доверяют, ведь человек должен уметь заботиться о близких прежде, чем ему доверятся чужие люди.

Что же говорить о по-настоящему успешных и богатых юристах. Им всем далеко за сорок, пятьдесят и шестьдесят. Самые уважаемые юристы в США – это судьи судов разных уровней. Стать судьей – означает достигнуть вершины своей юридической карьеры. Только супер-профессионал имеет небольшой шанс стать судьей – и то лишь в конце своей юридической карьеры. В России, увы, ситуация печальна. Известно, кто идет работать в суды, какие отбираются кандидаты и назначаются судьи, какие к ним предъявляются низкие профессиональные и моральные требования.

Самыми дорогими юристами в Америке считаются юристы по делам, связанным с причинением вреда здоровью, ведь средний размер иска составляет миллион долларов, а минимальные проценты в случае выигрыша дела в суде начинаются от тридцати трех (справедливо для любых категорий дел). Много зарабатывают юристы по интеллектуальной собственности, наследственному планированию и семейным делам. Надо сказать, что американцы, вопреки сложившемуся о них мнению, судиться совсем не любят, так как это, по их понятиям, дорого, предпочитая решать конфликт в досудебном порядке. Для этих целей существуют независимые переговорщики – медиаторы, которые не относятся к юридической фирме, а представляют свой собственный вид бизнеса и не практикуют взятки для чиновников и утюги с паяльниками для контрагентов.

Культура потребления юридических услуг в США на высоте – что бы не случилось, все бегут к юристам, гонорары которых начинаются от 120 долларов в час (понятно, что потолок не ограничен, но высокими ставки считаются уже от 400). Интересная особенность: только в крупнейших американских корпорациях есть свои юристы, мелкий и средний бизнес почти никогда не имеет в штате законника, эта функция железно отдана на аутсорсинг в юридические компании. В нашей стране принято иметь своего карманного правоведа, пускай он никакой, плохонький – зато свой!

Тенденция отечественной правоприменительной практики медленно, но верно идет к увеличению присуждаемых компенсаций за причиненный моральный вред и вред жизни и здоровью, а, следовательно, косвенно влияет на размеры юридических гонораров. Юридические услуги в сфере наследственного планирования и разрешения семейных конфликтов (споры о детях и имуществе в бракоразводных процессах) дорожают пропорционально увеличению благосостояния россиян, которым уже есть что делить. Необходимость в защите интеллектуальной собственности, в свете вхождения России в ВТО, также возрастает, а соответствующие специалисты дороги, потому что их мало. Только вот авторитет судебной власти немного низковат: не боятся ее ни граждане, ни фирмы – с удовольствием судятся, благо пошлины небольшие, как, впрочем, и услуги некоторых юристов (государство намерено с этим бороться в ближайшее время, повысив госпошлины в несколько раз).

Джон Гришем – не фантаст, или Какой должна быть фирма

На первой встрече с американскими юристами я спросил у исполнительного директора крупнейшей юридической фирмы города Тусон Waterfall Economidis Caldwell Hanshaw & Villamana PC, насколько соответствует реальному состоянию юридического бизнеса в Америке описание преуспевающей юридической фирмы в одноименной книге Джона Гришема. И получил ответ, что если отбросить детективную составляющую, то очень похоже. Чуть позже я убедился в этом сам.

Большинство юридических фирм в США представляют собой партнерства, когда во главе фирмы стоит управляющий партнер (почетная избираемая должность на общественных началах), но основным органом управления является совет партнеров. Поэтому подавляющее количество названий американских фирм состоит из фамилий людей, в разное время бывших партнерами. Кроме совета, существует несколько постоянных или временных комитетов, состоящих из партнеров: комитет по бюджету, комитет по гонорарной политике и т.д. Партнер – значит равный, в юридической фирме только юрист может стать партнером по единогласному решению совета партнеров, но не ранее чем через 8-10 лет после начала работы в компании.

Все юристы стремятся стать партнерами, но не у всех это получается. Так как в США принята почасовая оплата юридических услуг (я, отчетливо понимая все поджидающие меня трудности, попытаюсь в своей фирме внедрить этот наиболее справедливый способ вознаграждения за юридическую работу), юрист в Тусоне должен научиться закрывать счетами не менее 1800 часов в год, что равняется 8 часам в день при пятидневной рабочей неделе. В Финиксе же, столице штата Аризона, так же как и в Нью-Йорке, кандидат в партнеры должен выставлять клиенту не менее 3000 часов в год, что составляет 12 с половиной часов в рабочий день! К примеру, средняя российская юридическая фирма, не умея ценить свой труд и неправильно ведя свою гонорарную политику, оказывает не менее трети своих услуг либо по демпинговым ценам, либо вообще бесплатно – чего никогда не будет в американской компании.

После поступления приглашения в партнеры, счастливчик, чтобы стать равным среди равных, должен внести свою долю, которая исчисляется от рыночной стоимости всего имущества фирмы, пропорционально количеству партнеров. Стоимость доли может достигать нескольких миллионов долларов. Вот это новшество, на мой взгляд, нереализуемо, достаточно представить ситуацию, когда собственник предлагает партнеру внести долю пропорционально его, скажем, десятилетним инвестициям в фирму.

Став партнером, юрист перестает получать зарплату и премии, а начинает учувствовать во всех прибылях и убытках компании в соответствии со своим личным вкладом. Т.е. он по-прежнему должен выставлять счета в неменьшем объеме, чем когда он работал простым юристом, благо, что многолетняя привычка трудоголика много работать никуда не исчезает сама собой.

Партнеры должны работать постоянно, так как при такой организации бизнеса не имеет значения трудовой стаж, былые заслуги, даже заслуги основателя компании. После ухода партнеров на пенсию они живут государственными выплатами и личными накоплениями, а их доля в бизнесе возвращается в большем размере, если фирма выросла, или в меньшем – если фирма понесла какие-нибудь убытки. Так, фирма живет отдельно от своих партнеров и основателей, как живой организм, как некое абстрактное дело, обновляясь с годами, расширяясь – или наоборот, как повезет.

Идея партнерства, на мой взгляд, если ее творчески переработать на российские реалии, может принести большую пользу любой юридической фирме, так как она лучше других способов решает проблему ухода ключевых сотрудников, а, следовательно, и проблему потери клиентов. Единственное, средний возраст самых успешных юридических фирм в нашей стране не превышает 7-10 лет, в то время как аналогичные американские компании существуют в среднем по 50 лет – отсюда острая нехватка потенциальных партнеров, если в них принимать по классическому принципу.

Бюджет фирмы планируется на год вперед. Партнеры и юристы в начале года сообщают, сколько они планируют закрыть счетами часов в новом году. Из денег, заработанных за прошлый год и аккумулированных на депозитных счетах, вычитаются убытки, если есть, также изымается сумма запланированных расходов на новый год, включая зарплату сотрудников и ежемесячные авансы партнерам. Оставшиеся деньги идут на годовые премии юристам и другим сотрудникам и распределяются в виде прибыли между партнерами, пропорционально их реальному прошлогоднему трудовому вкладу.

В американской юридической фирме хорошей зарплатой считается 120 тысяч долларов в год и выше, включая налоги (около 30%). Для сравнения, работник национальной сети магазинов Wall Mart, в которой работает 3% всех американцев, получает 15 тысяч долларов в год, а муниципальный судья (как наш мировой) – 90 тысяч долларов в год.

Внешняя сторона не менее примечательна (тут совсем по упомянутой выше книге). Офис юридической фирмы должен быть большой и красивый. Обычно это этаж какого-нибудь здания, и, подымаясь на лифте, вы обязательно попадете прямо в просторный холл с ресепшн. Дальше по периметру здания располагаются шикарные кабинеты юристов и партнеров, причем у последних самые большие комнаты и самые лучшие виды из окон – в Тусоне все виды роскошны, так как вокруг горы и ничто не заслоняет пейзаж. В середине офиса находятся как служебные помещения, так и рабочие места секретарей и помощников. На каждого юриста приходится от трех до пяти человек обслуживающего персонала – один личный секретарь, два личных помощника и общие сотрудники, представляющие технические и административные службы, которые копируют, сканируют, отправляют почту, готовят еду, обслуживают сложную оргтехнику, встречают клиентов и т.д. Все сотрудники юридической фирмы, которые так или иначе контактируют с посетителями, одеты в деловые костюмы и галстуки. Женщин-юристов по сравнению с мужчинами немного, также я не видел ни одного афроамериканца, даже среди обслуживающего персонала: Аризона – «белый» штат, хотя встречаются азиаты, латиноамериканцы и русские.

Поражает организация работы – насколько все отточенно и разумно организовано. Усилия менеджмента компаний направлены на рациональное использование профессионального юридического труда. Почти все крупные фирмы Америки вслед за государственными органами и судами давно перешли на бездокументарную работу. Теперь современный юрист не работает с бумагой вообще, государство за свой счет обеспечило обучение юристов работе с электронными документами. Любые нужные бумажки автоматически сканируются техническими специалистами и хранятся в компьютерных серверах. Оригиналы возвращаются клиенту и хранятся у него, тем самым высвобождается большое жизненное пространство для комфортной работы и снижаются издержки на офис. Пакеты документов формируют и подают в суд секретари в электронном виде через Интернет, кредиткой оплачивается соответствующая пошлина, ознакомление с делом так же осуществляется дистанционно через сайт суда. Помощники осуществляют всю правовую исследовательскую работу, подбирая прецеденты для юриста, составляя для него черновики документов и выступлений. Юрист – о несбыточная моя мечта! – только архистратиг и супермозг.

Все увиденное и услышанное за неполные три недели просто не описать в формате журнальной статьи, но даже вышеперечисленное заставляет серьезно задуматься над будущим юридического бизнеса и над современными требованиями к юридической компании. Российские юридические фирмы в большинстве своем не соответствуют американским даже внешне, не говоря уже о внутреннем наполнении. Владельцам и партнерам есть, о чем задуматься и на кого равняться, а их клиентам – с чем сравнивать и чего требовать.

Источники: http://www.bibliotekar.ru/2-8-4-pravovye-sistemy/128.htm, http://studopedia.su/14_94816_advokatura-ssha.html, http://yuristufa.livejournal.com/2370.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *