Юрист дело диких апостолов читать

вот не могу понять: новые книги раздел, но заблокирована. для чего включать в новые книги?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Случайно купил всю (первую?) трилогию целиком в одном томе. Очень удобно и не надо искать «недостающие (первые) три части данной СИ. а то я заметил что «вариант с отдельными малюсенькими томами», пользуется «меньше популярностью», чем «их собратья» в формате дилогий или трилогий. Конечно (к моему сожалению) данный том не заканчивает данную СИ и (уже) четвертую часть следует «где-то поискать». Хотя. раз СИ «не надоела» к третьей части, то смысл «поискать продолжение» все-таки есть.

Теперь собственно о самом сюжете. Он весьма стандартен: группа людей имеющих некоторое представление «о тяготах воинской службы», играя в разные ролевые игры (прошу не путать с чем-то похабным) внезапно оказываются в «кровавом 41-м».

Далее в зависимости от намерения автора, сюжет выстраивается либо:
1.в «прогрессистскую сторону» (письма тов.Сталину, песни на гитаре и прочая «обыденность»);
2.в «производственную сагу» (см.например М.Маришин СИ Реинкарнация победы-Дизель решает все);
3.либо (хотя возможны и иные варианты) просто «начать мочить фрицев в сортире», пользуясь «нехилым багажом знаний, техсредств» и прочим инвентарем. Опасность последнего варианта (на мой взгляд) состоит в том что некоторые авторы «пошедшие этим путем» скатываются до таких роялей, где например герой «нереально крут», а фрицы (гансы, и тп) «тупы как пробки» и «валятся пачками» при малейшем на то поводе.

Собственно дело не сколько в том «каким путем» пойдет автор при выстраивании сюжета (хотя я указал только самые основные «векторы»), а в том настолько тот или иной вариант будет жизнеспособен, реалистичен и увлекателен с художественной части зрения.

Конкретно в этой СИ (как все уже наверно поняли) автор не стал «городить огород» и по вполне понятным причинам, стал одним из последователей «рубилова и мочилова» на временно оккупированной территории. Что как у него вышло — судить каждому, но на мой (субъективный взгляд) получилось в целом очень даже «Гут»!

Так же (мне лично), данная СИ очень напомнила другую СИ «Черные бушлаты» Конторовича. Некоторые различия конечно присутствуют (у Конторовича «турпоездки туда-обратно» носят периодический характер + имеется центровой местный персонаж «Катя»), а так в целом. если «помножить ГГ» Конторовича «Дядю Сашу» на несколько «клонов» — то получится что-то определенно похожее)).

В общем данной СИ ставлю твердую (субъективную) четверку (и даже)) готов поискать в магазине следующую часть.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Автор молодца, так держать самый лучший на 2018 и 2019, что-то гуру подсдулись сейчас новинок почти((((

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Продолжение радует, автор ты молодца одна из немногих отличных книг для удовольствия. многие тупые не понимают простых вещей это всегда так)))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хорошая книга, веселая местами, тупым не читать))))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Замечательная книга! Благодарю за выкладку! Очень Интересная история! Читайте!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Я бы добавил к жанру — подростковая литература. И по стилю, и по сюжету. С массой нестыковок.

Так себе. Очень средненькие похождения вояк среди птеродактилей.

Андрей Воробьев — Дело диких апостолов краткое содержание

Дело диких апостолов читать онлайн бесплатно

Из динамиков вместо ожидаемой музыки пробивались поздравления избранного минувшей весной президента России к любимому народу по случаю очередного Дня независимости. Кто и от кого стал независим — это оставалось великой тайной для большинства соотечественников, что, впрочем, не мешало им использовать дополнительный день отдыха по полной программе. Это правило, к сожалению, далеко не всегда распространялось на бизнесменов, для которых, казалось, не существовало выходных, если подворачивалась возможность заключить выгодную сделку. И, уж тем более, на их юристов.

— Да выключите же, наконец, это занудство! — Потребовала женщина у юриста. — Давайте-ка, лучше, отпразднуем по дороге нашу… вашу победу. Знаете, в Репино есть прелестный японский ресторан. Прямо на берегу залива. Завернем туда ненадолго, а?

Юрист не успел ничего толком ответить на предложение, так как в этот момент черный джип, огороженный блестящими хромированными трубами — «кенгурятником», до того пошедший на обгон, неожиданно подрезал «ауди». Если бы Нертов, еще недавно работавший начальником службы безопасности и не потерявший навыки телохранителя, вовремя не среагировал, то легковушка вылетела бы с автострады под крутой обрыв, по каменистому дну которого протекала речушка. Но Алексей на какую-то сотую секунды раньше, чем произойдет удар, сумел резко тормознуть, выкрутить руль и перегазовать. Промахнувшийся джип сам чуть не слетел под откос, но его водитель, невидимый за тонированными стеклами, умудрился удержать машину на трассе и, резко прибавив скорость, ушел вперед. А «ауди» замерла у края обрыва.

Пассажирка толком так и не успела понять, что произошло, хотела сказать что-то язвительное по поводу стиля вождения юриста, но, перехватив его взгляд, осеклась на полуслове, пролепетав нечто, вроде «ничего, ничего. Все нормально».

— Нормально, говорите? — Яростным полушепотом возразил Нертов. — Нормально?! Вы что, не поняли, что только что случайно навсегда не распростились с мыслью о японском ресторане и вообще, с жизнью?

— Да, не волнуйтесь вы, пожалуйста, это я виновата, — попыталась успокоить спутника женщина, — я отвлекла вас от дороги. Извините. Но все же обошлось, правда?

— Все обошлось? — Нет, к великому сожалению, вы ошибаетесь. Мой печальный опыт подсказывает, что все еще только начинается. Только что вас хотели убить. Да-да, именно вас. И будь за рулем тот водитель, который должен был тут находиться — то есть — вы, то вместо «ауди» был бы уже один большой костер.

— Успокойтесь, пожалуйста, — начала было Лена, — это обыкновенный лихач…

Но Нертов перебил ее.

— Послушайте, уважаемая Елена Викторовна, — начал он как можно спокойнее, — я ни черта не понимаю в тонкостях реставрации архитектурных шедевров, в чем вы большой дока, но, поверьте, по роду своей прежней работы вполне прилично разбираюсь во всяких «случайных» авариях…

Сухой, не терпящий возражений голос юриста, не соответствовал ни праздничному настроению пассажирки, ни недавнему происшествию, которому она не придавала особого значения. «Подумаешь, какой-то придурок устроил ралли на дороге! Поездил бы мой вновь испеченный консультант по этой трассе почаще, особенно в выходные, сидел бы сейчас спокойно». Тем не менее, Азартова не перебивала говорившего, на самом деле просто безуспешно соображая, в какой бы форме это лучше сделать: то ли просто высмеять страхи казавшегося таким сильным мужчины, то ли сказать что-нибудь успокоительное с учетом его возможной неопытности. А руководитель юридической фирмы, меж тем, продолжал увещевать. По его мнению получалось, что именно так, как действовал водитель сгинувшего вдали шоссе джипа, мог работать только потенциальный убийца: ни интенсивность движения на трассе, ни ее ширина и условия дорожной видимости, ни, наконец, предыдущие маневры чужой машины, ехавшей достаточно ровно, не давали оснований Нертову считать происшествие случайным.

Наконец, пассажирка решилась и потребовала, чтобы юрист перестал придумывать всякие ужасные версии.

— Если вы боитесь — я поведу машину сама. Но только не дрожите, как осиновый лист — извините, вас слушать противно.

Последняя фраза прозвучала для Алексея, словно звонкая пощечина. Его можно было упрекнуть во множестве грехов, но никто не имел повода называть юриста трусом. И, когда, еще будучи сотрудником военной прокуратуры, он безоружный, задерживал солдата, только что расстрелявшего из автомата смену караула; и когда на Лазурном берегу Франции эвакуировал из-под бандитского огня свою бывшую клиентку Нину Климову; и когда бился с убийцами той же Нины в Питере или задерживал маньяка — «телохранителя»… — Он всегда выполнял все, что требовалось для необходимой обороны. Именно обороны, а не самообороны, для защиты других людей, чьи жизни так или иначе зависели от его, Алексея Нертова умения и профессионализма. И вот теперь молодая директорша «Капители», практически не знавшая раньше юриста, а главное, ничего не понимающая ни в вопросах охраны, ни в заказных убийствах, смеет сомневаться в его умении отличить случайное происшествие от покушения на убийство!

Но Алексею хватило выдержки и благоразумия, чтобы не наговорить клиентке в ответ гадостей — он считал, что лишний спор с женщиной, почувствовавшей хоть однажды вкус власти и, тем более, выпившей, ни к чему хорошему не приведет. Поэтому Нертов проглотил обиду и поехал дальше молча. Насупившаяся пассажирка, хотя явно недовольная тем, что ей не возразили, но тоже не стремилась возобновить беседу. На самом деле Лена раздумывала над словами юриста, о котором от общих знакомых слышала много хорошего. Она уже раскаивалась, что зря обидела человека и теперь подыскивала повод, чтобы восстановить мирные отношения, но никак не могла начать, упрямо считая, что первым должен объясняться все-таки мужчина (если, во всяком случае он себя таковым считает). Но юрист как в рот воды набрал.

Через несколько километров игры в молчанку Нертов свернул на какую-то боковую дорогу и это дало пассажирке повод заговорить.

— Куда мы едем? — Спросила она как бы рассеянно. — На сколько я помню, в город дорога прямая.

— Все дороги ведут в Рим, — юрист не сбавил скорость, — а по этой мне спокойнее. Я даже, возможно, перестану скоро дрожать, наподобие упомянутого вами листа. Если хотите, можете считать это прихотью, но если джип и, правда, хотел столкнуть нашу машину под откос, не исключено, что кто-то попытался бы повторить подобную попытку именно на той трассе, откуда мы свернули.

— Алексей Юрьевич, неужели вы все-таки считаете, что вокруг все кишмя-кишит киллерами? — Так я не нефтяной магнат. Я даже не кристально честная депутатша, которую «темные силы» только и мечтают ликвидировать накануне очередных выборов, чтобы поднять рейтинг своей партии и обвинить конкурентов в красно-коричневом кретинизме.

Юрист возразил, что души депутатов, даже невинно убиенных — потемки. Но, по его мнению, джип появился на дороге не случайно. Поэтому он, Алексей Нертов, будучи нынче лишь скромным руководителем юридической фирмы, а не камикадзе, не намерен рисковать ни своим здоровьем, ни здоровьем клиентки.

— Да, а что касается причин сегодняшнего происшествия, — задумчиво добавил он, — я бы очень рекомендовал вам, пока не поздно, подумать над этим вопросом. Причем, со всей ответственностью… Знаете, давайте-ка сделаем так: вы потеряете еще пару лишних часов, но я отвезу вас в одно приличное сыскное агентство. Там вы расскажите о случившемся. Причем, это будет для вас бесплатно. А если сыщики хоть словом обмолвятся об «осиновых листах» — я вас веду в любое культурное заведение, где рассыпаюсь в извинениях и не даю весь вечер скучать. Согласны?

Лена не зло усмехнулась: «Да-да, представляю, как будет счастлив узнать об этом мой муж. И почему вы так уверены, что сможете исправить настроение, которое досель столь старательно пытались испортить? Впрочем, я никогда еще не беседовала с живыми сыщиками, так что считайте: предложение принято. Да, включите же, наконец, хоть какую-нибудь музыку».

Алексей снова нажал кнопку приемника и в салон машины ворвался мотив залихватского шлягера:

Ссоры были здесь не причем,
Просто, видно, мы взрослыми стали:
Я с другою давно обручен,
Да и муж твой — хороший парень…

Длинные темные тени сосен, падающие на рыжеющий от вечерних лучей заходящего солнца асфальт, делали путь похожим на бесконечную тигриную шкуру. «Ауди», управляемая юристом, бодро мчалась по петляющим второстепенным дорогам Карельского перешейка в направлении города. В это же время, на одном из отвилков, выходивших к Выборгской трассе, невидимый из-за густого подлеска пассажирам спешащих к Петербургу машин, стоял темный джип с тонированными стеклами. Водитель джипа, нервно обкусывая ногти, лихорадочно соображал, в чем же он просчитался у обрыва, каким образом «объекту» удалось избежать полета в небытие. Но, самое главное, что тревожило водителя, каким образом за остатки сегодняшнего дня, одновременно бывшего последним сроком исполнения заказа, довести задуманное до конца? Клиент, заказавший ДТП — дорожно-транспортное происшествие, особо оговорил сроки исполнения, подчеркнув, что нарушение будет расценивать как невыполненную работу со всеми вытекающими последствиями.

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Дело диких апостолов»

Описание и краткое содержание «Дело диких апостолов» читать бесплатно онлайн.

Андрей ВОРОБЬЕВ, Михаил КАРЧИК ДЕЛО ДИКИХ АПОСТОЛОВ (Дело друзей детства)

Авторы заранее предупреждают, что все действующие лица и события в книге, кроме общеизвестных или специально оговоренных, являются чистым плодом братской фантазии. Поэтому отдельным чиновникам в погонах, без погон, а также политикам не следует искать знакомые черты в героях романа, пытаясь впоследствии убедить суд: «Это я, только в виде урода какого-то. По правде же я — белый и пушистый»…

День 19 мая последнего года уходящего столетия практически ничем не отличался от предыдущих весенних дней на Балканах: за стенами аэропорта Скопье так же ласково пригревало утреннее солнце, заставлявшее счастливо жмуриться гостей столицы Македонии; где-то вдалеке слышался гул самолетных двигателей; суетились пассажиры, спешащие побыстрее зарегистрироваться на очередной рейс до Франкфурта-на-Майне; бестолково торопились провожающие со своими последними напутствиями и пожеланиями мягкой посадки; несколько частных таксистов, лениво поигрывали ключами у дверей здания аэровокзала и пристально вглядывались в лица выходящих.

Из подъехавшей к входу легковушки, которую, казалось, уже давно заждалась разборка на запчасти, выбрались трое парней. «Колико треба да платим?» — Наклонившись к водителю, поинтересовался один из приехавших, но другой его спутник дернул говорившего сзади за локоть: «Не суетись, Тим, я же сказал, что все вопросы с водилой решу сам. А ты бы еще с «духами» по-сербски говорить попробовал. Пошли-ка лучше, пока регистрация не закончилась». Он сунул таксисту несколько купюр, махнул на прощание рукой и вся троица, двинулась к входу в аэропорт, оставив недовольного таксиста в его развалюхе дожидаться очередных клиентов.

Они были чем-то неуловимо похожи друг на друга: и возрастом, не превышавшем 25–27 лет, и крепким телосложением, и короткими, почти «под ноль», прическами, и загорелыми, обветренными лицами, и даже походкой, несуетливой, но в то же время отнюдь не ленивой, которая подчас характерна для изнывающих от скуки жителей столицы. Двое несли спортивные сумки, третий же, явно провожающий, двигался налегке, несмотря на то, что у одного из улетавших, которого называли Тимом, была перевязана рука. Впрочем, Тим и не собирался никому перепоручать свою ношу, бодро следуя вперед.

В очереди на регистрацию билетов приехавшие встали за темноволосым парнем в аляповатой красно-желтой рубашке навыпуск.

— Слушай, а ты знаешь, что сегодня праздник? — Негромко осведомился у своего спутника Тим и сам же ответил: День рождения пионерии. Том, ты понял меня? День рож-де-ни-я. Может, успеем добавить грамм по нескольку ракии, а? До отлета, так сказать?

Парень в цветастой рубашке, услышав русскую речь, обернулся и как-то странно посмотрел на говорившего.

— Что-то не так, дядя? — Перехватив показавшийся слишком пристальным взгляд незнакомца, поинтересовался Тим.

— Sorry. I’m don’t understand you. — И незнакомец, примирительно улыбнувшись, попытался отвернуться от подвыпивших русских, но Тим здоровой рукой недобро похлопал его по плечу: «Эй, ты — янки? Ю-эС-Эй?»

— No, I’m from Ciprus, sorry. — И парень в красно-желтой рубашке, подхватив свои вещи, передвинулся вперед вслед за очередью.

Человек, провожавший Тима и Тома, сообразил, что они могут нарваться на неприятности и постарался успокоить: «Погоди, говоришь, праздник сегодня? — Так давайте-ка тогда тихо и быстро регистрируйте билеты, а потом мы еще успеем обмыть ваш отлет».

Том живо поддержал говорившего и начал озираться в поисках буфета.

Очередь, меж тем, медленно, но верно двигалась в сторону стойки регистрации. Через некоторое время самолет должен был увезти отъезжающих во Франкфурт-на-Майне, откуда затем заинтересованные лица без помех могли добраться до Петербурга. О встрече с Северной Венецией, которая еще недавно казалась такой несбыточной, мечтали Тим с Томом. Но не меньше мечтал об этом и парень в красно-желтой рубашке с кипрским паспортом, в действительности знавший русский язык отнюдь не хуже, чем английский и повоевавший на руинах Югославской империи не меньше российских попутчиков.

…На третьем этаже от пола, до окна был один метр, как и во всей школе. Этот метр отделял смерть от жизни. Двадцать минут назад Санька Васильев, из Набережных Челнов, то ли забывшись, то ли одурев от дыма и треска, встал и, опершись руками на подоконник, глубоким вдохом забрал в легкие свежий воздух. Фоменко с матом рванулся к нему, не поднимая головы, схватил за поясницу, но было поздно. Тело Васильева, с раздробленной головой отбросило на командира, заливая его кровью и ошметками мозгов. И еще двадцать-тридцать пуль, кроме той, которая угодила в голову Саньки, влетели в помещение, искрошив верхние полки шкафа у противоположной стены, а также то, что осталось на них от учебных экспонатов.

Но все равно, на подоконник надо было время от времени подниматься. Укрываться за изрешеченными пулями мешками с песком, за вогнутыми кусками стали, которые местные сербы-слесари приспособили в нескольких окнах школы и в подвалах. Если из школьных окон в течение четверти часа не прозвучало бы ни одного выстрела, триста мусульман, подошедших на расстояние гранатного броска, покончили бы с гарнизоном из пятнадцати русских добровольцев и тридцати сербских ополченцев.

Впрочем, пора было делать перерасчет. После того, как труп Васильева вытащили в школьный коридор, русских добровольцев осталось лишь двенадцать. Шурыгин был еще жив, но с ранением в голову и простреленной правой рукой, боевой единицей уже не являлся. Да и сербов к полудню осталось лишь двадцать пять.

Том, оттащивший останки Васильева, пригибаясь, заскочил в туалет, окна которого давно уже были выбиты пулями, хотя из сортира никто не стрелял. Как ни странно, из крана еще капала вода. Он напился, а потом сполоснул кровь с рук. Можно было бы вытереть о свой камуфляж. Но не стоит морочить голову ребятам, пусть радуются, что хоть у одного из бойцов пока нет ни царапины.

В коридоре Том обнаружил: ботинки тоже в крови. Но тратить минуты на их очистку времени не было. Это не школьный субботник, не посачкуешь.

На пороге задымленного класса сидел Фоменко.

— Куда пропал? Иди в соседний, возьмешь южный сектор. Тим ненадолго отключился, а местным не верю.

Том кивнул — воинского устава в отряде не признавали, впрочем, любой армейский офицер не стал бы в такую минуту требовать от солдата «так точно!». Быстро, но все теми же лягушачьими прыжками, лишь бы не поднять голову выше этого проклятого метра, он добрался до нужного класса. Там были два пожилых серба — оба скорчились на полу, рядом с сидящим Тимом.

— Зацепило? — Спросил Том, опасаясь услышать худший ответ.

— Ни х…. В броник замиздрючила. Какой-то большой калибр. Погнуло слегка. Погоди, сейчас отдышусь.

Том кивнул, не тратя время подполз к подоконнику, осторожно выглянул в щель между двух мешков с песком. За последние десять минут пейзаж вокруг школы не изменился.

Село Липчанска, точнее его население, само село уже сгорело дотла, смогло выжить только благодаря неизвестному архитектору, который еще в королевские времена выстроил школу на пригорке, к тому же выстроил из добротного, плотного кирпича. С чердака и третьего этажа местность просматривалась на десять километров. К сожалению, оружия, которым можно достать противника с такого расстояния, у защитников села не было. От уютных современных коттеджей и старых домов остались одни развалины. Местные жители, кроме тех, кто предусмотрительно не покинул зону боевых действий, укрылись в школьном подвале или на первом этаже. Второй и третий этаж занимали защитник школы.

К счастью, вокруг здания было открытое пространство: огромный стадион у подножия холма и выпас для мелкой сельской скотины. Мусульманский батальон, прорвавший на рассвете линию фронта и атаковавший Липчанску, укрывался в садах и постройках, не решаясь приблизиться к школе. Если бы не необходимость экономить патроны, да и стволов побольше, врага давно оттеснили еще дальше. А так приходилось стрелять только лишь, если появлялся шанс поразить цель или просто, напомнить о себе. В начале боя пятиминутное молчание защитников спровоцировало врага на атаку. Правда, закончилась она для «духов» печально: с десяток трупов и раненых враг даже не рискнул вытащить с поля боя…

Так же осторожно Том присел. В эту минуту здание вздрогнуло от взрыва. Гранатомет? — Подумал он. — Нет, посерьезней.

От толчка с полки школьного шкафа что-то упало и покатилось ему в ноги, как футбольный мяч. Том обернулся. Ничего же себе, глобус. Глобус медленно переворачивался рядом с ним, потом замер. На Павла Томакова глядел язык Балтийского моря — Финский залив и город, в самой узкой его, конечной части. Тот самый город, откуда он прибыл на Балканы. Чтобы, как скорее всего должно случиться, погибнуть в стенах этой самой трехэтажной школы, поселка Липчанска.

Источники: http://coollib.net/b/346631, http://mybrary.ru/books/detektivy-i-trillery/detective/page-3-191438-andrei-vorobev-delo-dikih-apostolov.html, http://www.libfox.ru/592629-andrey-vorobev-delo-dikih-apostolov.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *