Установлен ли предельный срок прослушивания телефонных переговоров

на данном этапе обвинение желает поместить диски с записью в доказательства вины фигурантов.

1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru

КОНТРОЛЬ И ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ И СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

(научно-методические рекомендации по применению УПК РФ и Феде­рального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»)

Контроль и запись переговоров при осуществлении оператив­но-розыскных мероприятий и следственных действии -М., 2002. 20с. (НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, 2002г.)

Научно-методические рекомендации подготовлены главным научным сотрудником НИИ при Генеральной прокуратуре Рос­сийской Федерации, доктором юридических наук М.Е. Токаревой и заместителем начальника Управления методического обеспече­ния Генеральной прокуратуры Российской Федерации государ­ственным советником юстиции 2 класса А.П. Коротковым.

В современных условиях борьбы с преступностью, и прежде всего ее организованными формами, в деятельности правоохрани­тельных органов по обнаружению, пресечению, предупреждению преступлений, установлению и изобличению лиц, участвующих в их подготовке и реализации, все большее значение приобретает ис­пользование таких мер, как контроль и запись переговоров. Эти ме­ры могут применяться при проведении уполномоченными на то ор­ганами оперативно-розыскных мероприятии (ОРМ): прослушивания телефонных переговоров и снятия информации с технических кана­лов связи, а также в рамках уголовно-процессуальной деятельности следователя. Поскольку они ограничивают конституционное право человека и гражданина на тайну переписки, телефонных перегово­ров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, федеральное зако­нодательство строго регламентирует порядок их применения.

Названные оперативно-розыскные меры предусмотрены п. 10 и 11 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной дея­тельности» (далее — Федерального закона об ОРД). Основания и по­рядок проведения этих ОРМ регулируются ст. 5, ч. 3 — 9 ч. 3-9 ст. 6, ст. 7, 8 Федерального закона об ОРД в редакции Федерального зако­на «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодатель­ные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции о защите прав чело­века и основных свобод от 21 февраля 2001». Тем же Законом в УПК РСФСР включена дополнительная ст. 174 1 «Контроль и за­пись переговоров», впервые предусмотревшая производство таковых в качестве следственного действия при предварительном расследо­вании преступлений. Практически в той же формулировке она включена в У ПК РФ (ст. 186).

В настоящее время накоплен определенный опыт использова­ния результатов прослушивания телефонных переговоров в порядке соответствующих ОРМ по уголовным делам об убийствах, о похи­щениях людей, взяточничестве и других тяжких и особо тяжких пре­ступлениях. Однако чаще полученные при прослушивании сведения используются следователями в качестве ориентирующей информа­ции для выдвижения версий, производства отдельных следственных действий и неоправданно редко — непосредственно в доказывапии. При этом имеют место случаи, когда доказательства, полученные с использованием результатов ОРМ, признаются судом не имеющими юридической силы в связи с допущенными нарушениями закона: не­своевременным получением решения суда о проведении ОРМ, несо­блюдением порядка записей переговоров, хранения, представления следователю их носителей.

Контроль и запись переговоров в порядке производства соот­ветствующего следственного действия пока еще применяются край­не редко. Такая практика только начинает складываться.

Необходимым условием допустимости использования в уго­ловном деле результатов прослушивания телефонных и иных пере­говоров, проведенного при . осуществлении как оперативно-розыскной деятельности, так и следственного действия, является строгое исполнение требований закона об основаниях и о порядке его производства.

Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ ограничение права чело­века и гражданина на тайну телефонных переговоров, а также тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. С учетом этого соответст­вующие требования включены в Федеральный закон об ОРД и в УПКРФ.

Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 8 Федерального закона об ОРД в случаях, которые не терпят отлагательства н могут привести к со- вершению тяжкого либо особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу госу­дарственной, военной, экономической или экологической безопас­ности РФ, прослушивание телефонных переговоров, как и некото­рые другие ОРМ, ограничивающие конституционные права граж­дан, могут быть проведены на основании мотивированного поста­новления органа, осуществляющего ОРД, с обязательным после­дующим уведомлением суда (судьи) в течение 24-х часов. Не позд­нее 48 часов с момента начала прослушивания должно быть получе­но разрешение суда на его проведение.

Необходимо иметь в виду, что и в той ситуации, когда про­слушивание прекращается до истечения этого срока, орган, осущест­вляющий данное оперативно-розыскное мероприятие, обязан напра­вить в суд соответствующее уведомление и получить решение суда, подтверждающее правомочность проведения ОРМ. В противном случае результаты ОРМ не могут быть использованы в качестве ос­нования для принятия уголовно-процессуальных решений и в доказывании по уголовному делу. Предусмотренная Законом максималь­ная продолжительность прослушивания не может превышать шести месяцев.

Согласно действующему законодательству прослушивание те­лефонных переговоров до возбуждения уголовного дела допускается только в рамках оперативно-розыскной деятельности. В случае воз­буждения уголовного дела в отношении лица, телефонные перегово­ры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным зако­ном об ОРД фонограмма и бумажный носитель записи переговоров согласно ч. 5 ст. 8 этого Закона передаются следователю, как там сказано, «для приобщения к уголовному делу в качестве веществен­ного доказательства». Однако прежде, чем это будет сделано, указанные предметы должны быть осмотрены следователем в порядке, установленном ст. 177 и ч. 7 ст. 186 УПК РФ, и оценены с позиций их относимости и допустимости (ст. 74, 75 УПК РФ).

Если уголовное дело возбуждено органом дознания, последний параллельно с производством по нему неотложных следственных действии вправе самостоятельно продолжать проведение оператив­но-розыскных мероприятий, включая прослушивание телефонных переговоров. Однако после направления уголовного дела прокурору для его передачи следователю орган дознания может производить по нему следственные действия н оперативно-розыскные меро­приятия только по поручению следователя. Это относится и к про­слушиванию телефонных переговоров. Исключение составляют слу­чаи, когда по делу не обнаружено лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности п качестве подозреваемого или обвиняе­мого, и на орган дознания возложена обязанность принятия розыск­ных и оперативно-розыскных действий (ч. 4 ст. 157 УПК РФ).

Таким образом, по уголовному делу, находящемуся в произ­водстве следователя, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе производить прослушивание теле­фонных и иных переговоров в порядке, предусмотренном Федераль­ным законом об ОРД, только в двух случаях: 1) когда по делу не об­наружено лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответствен­ности в качестве подозреваемого или обвиняемого; 2) при выполне­нии указания прокурора и поручения следователя о производстве оперативно-розыскных действий. При этом прокурор и следователь ставят перед указанными органами задачу, которую они должны ре­шить, а выбор конкретных оперативно-розыскных мероприятий, в том числе прослушивания телефонных переговоров, с помощью ко­торых эта задача должна решаться, входит в исключительную компетенцию оперативно-розыскных подразделений соответствующих органов.

Если следователь считает необходимым провести прослуши­вание, он делает это в порядке, предусмотренном ст. 186 УПК РФ. По общему правилу после принятия следователем уголовного дела к своему производству контроль и запись телефонных и иных перего­воров должны производиться именно таким образом.

В соответствии с ч. 4 ст. 8 Федерального закона об ОРД (в ре­дакции от 21 февраля 2001 г.) прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступле­ний, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указан­ных преступлениях. При этом до возбуждения уголовного дела фо­нограммы, полученные в результате прослушивания, должны хра­ниться в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами, а после возбуждения дела, как уже упоминалось выше, — передаваться сле­дователю.

Представление результатов ОРМ, связанных с прослушивани­ем телефонных и иных переговоров, органу дознания, следователю или в суд осуществляется согласно ч. 3 ст. 11 Федерального закона об ОРД на основании постановления руководителя органа, осущест­вляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нор­мативными актами. Таковым является Инструкция о порядке пред­ставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд, утвержденная совмест­ным приказом руководителей ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 176 /226/ 336/ 201/ 286/ 410/ 56, согласованная с Генеральной прокуратурой РФ и зарегистрированная Министерством юс­тиции РФ 3 сентября 1998 г., регистрационный номер № 1603.

В соответствии с п. 10 Инструкции представление результатов ОРД включает в себя: а) вынесение руководителем органа, осущест­вляющего ОРД, постановления о представлении этих результатов; б) при необходимости — постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну; в) оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов соответствующему должностному лицу или ор­гану. В постановлении должны быть подробно перечислены подле­жащие направлению конкретные предметы (применительно к про­слушиванию переговоров — фонограммы, бумажные носители их за­писи), указано когда, кем, на основании каких документов проведе­но прослушивание, когда, кем выносилось судебное решение о его проведении. Требования к содержанию постановления и мерам по защите сведений об органах, осуществляющих ОРД, а также безо­пасности непосредственных участников ОРМ сформулированы в п. 12-16 Инструкции. Постановление согласно Инструкции подготав­ливается в одном экземпляре и приобщается к делу оперативного учета или номенклатурному делу.

В орган дознания, следователю, прокурору, в суд результаты ОРД предписано представлять в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или подлинников соответствую­щих оперативно-служебных документов. Инструкция допускает также представление полученных результатов в копиях, «в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводитель­ных документах (протоколах)».

Однако эти положения Инструкции не соответствуют дейст­вующему Закону. Прокурорам и следователям необходимо строго следить за исполнением предписаний новой (от 21 февраля 2001 г.) редакции ст. 5 и 8 Федерального закона об ОРД о порядке хранения фонограмм телефонных и иных переговоров, их обязательной пере­даче следователю в случае возбуждения уголовного дела. Из текста ст. 8 видно, что передаче подлежат подлинные фонограмма и бу­мажный носитель записи переговоров, а не их копии, что является одним из обязательных условий использования результатов рассмат­риваемого ОРМ в доказывании по уголовному делу. При этом важ­но, чтобы фонограмма и бумажный носитель записи переговоров полностью, а не выборочно были представлены следователю, так как именно он, ознакомившись с содержанием, должен оценить их зна­чимость для уголовного дела.

О соответствии с п. 18 Инструкции следователю должна быть представлена также подтвержденная необходимыми оперативно-служебными документами информация о времени, месте, об обстоя­тельствах, о технических средствах, типе носителя записи, что необ­ходимо для ее последующего качественного прослушивания и воз­можного проведения экспертного исследования.

При подготовке к представлению следователю и другим долж­ностным лицам фонограммы и бумажного носителя записи перего­воров орган, осуществляющий ОРД, в соответствии с п. 19 Инструк­ции обязан принять необходимые меры по их сохранности и целост­ности при пересылке адресату: защите от деформации, размагничи­вания и проч. Фонограмма должна быть упакована по правилам упаковки вещественных доказательств с печатью органа, ее предста­вившего, и подписью должностного лица.

Необходимым условием использования результатов прослу­шивания оперативными работниками телефонных и иных перегово­ров в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела и в доказывании является факт проведения данного ОРМ по поста­новлению начальника органа и решению суда. Поэтому к уголовно­му делу должны быть приобщены постановление соответствующего органа о возбуждении перед судом ходатайства о проведении про­слушивания и постановление судьи, разрешающее прослушивание. Если прослушивание проводилось по правилам, предусмотренным ч. 3 ст. 8 Федерального закона об ОРД, к делу должна быть приобщена также копия уведомления п суд о начатом прослушивании с указа­нием времени начала ОРМ и получения судом уведомления.

При возбуждении но результатам рассматриваемого ОРМ уго­ловного дела поводом для принятия этого процессуального решения в соответствии со ст. 140 и 143 У ПК РФ служит рапорт должностно­го лица оперативно-розыскного подразделения, осуществляющего прослушивание и обнаружившего при этом признаки преступления. К рапорту должны быть приложены фонограмма и бумажный носи­тель записи переговоров, содержащие сведения о признаках престу­пления. Все это подлежит приобщению к материалам уголовного де­ла.

Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основа­ния, предусмотренного ст. 140 того же Кодекса, уголовное дело о любом преступлении, в том числе тяжком и особо тяжком, предвари­тельное расследование по которому осуществляет следователь, впра­ве возбудить наряду с прокурором следователь и дознаватель — оба с согласия прокурора. Однако с учетом предписаний ч.2 ст. 41 УПК РФ о запрете возложения полномочии по проведению дознания на «лицо, которое проводило или проводит оперативно-розыскные ме­роприятия по данному уголовному делу» сотрудник оперативно-розыскного подразделения, проводивший прослушивание перегово­ров, не вправе сам возбудить уголовное дело, а представляет резуль­таты ОРМ со своим рапортом начальнику органа дознания, прокуро­ру или следователю для решения вопроса о возбуждении или об от­казе в возбуждении уголовного дела, либо о передаче представлен­ного материала по подследственности в соответствии со ст. 145 УПК РФ.

В процессе предварительного следствия проведенного в порядке ОРМ результаты прослушивания телефонных и иных переговоров могут быть использованы по уголовному делу в качестве ори­ентирующей информации при выдвижении версий, выборе методики расследования, тактики проведения допроса и других следственных действий, а также в качестве основания производства следственных действий и непосредственно в доказывании. В двух последних слу­чаях, в отличие от первого, их приобщение к уголовному делу явля­ется обязательным.

Предварительно в порядке, предусмотренном ст. 177, ч. 7 ст. 186 УПК РФ, следователь с участием понятых производит осмотр представленных оперативно-розыскными подразделениями предме­тов (фонограмм и бумажных носителей записи переговоров), а также документов, подтверждающих законность проведения ОРМ, указы­вающих на то, кем, какие телефоны прослушивались, кому они при­надлежат, время, место, условия прослушивания, какие технические средства при этом использовались и проч. В процессе осмотра осу­ществляется прослушивание фонограммы, что обязательно отражается в протоколе этого следственного действия с описанием техни­ческих средств, с помощью которых оно производилось.

Статья 89 УПК РФ запрещает использовать н процессе доказывания результаты ОРД, не отвечающие требованиям, предъявляемым этим Кодексом к доказательствам. Они должны быть проверены и оценены следователем по правилам ст. 87, 88 УПК РФ. Для уточне­ния обстоятельств, при которых проводилось прослушивание, может быть допрошено осуществлявшее эти действия должностное лицо.

При необходимости установления подлинности фонограммы, отсутствия на ней признаков монтажа, выборочной фиксации, уста­новления лиц, речь которых записана, и других, имеющих значение по уголовному делу данных, она должна быть подвергнута фоноскопическому экспертному исследованию. Рекомендации по этому во­просу можно найти в специальной методической литературе (см. Приложение).

С включением в уголовно-процессуальное законодательство нового следственного действия «контроль и запись переговоров» возможности своевременного назначения и использования по уго­ловному делу результатов прослушивания телефонных и иных пере­говоров возросли. Реализуя предоставленные ему ст. 186 УПК РФ полномочия, следователь при наличии установленных законом осно­ваний по собственной инициативе решает вопрос о возбуждении пе­ред судом ходатайства о проведении контроля записи переговоров интересующих его лиц. Получив положительное решение суда, он направляет постановление о производстве контроля и записи перего­воров в соответствующий орган для исполнения и вправе в любое время истребовать из этого органа фонограмму для осмотра и про­слушивания.

В ст. 186 УПК РФ детально регламентированы основания и порядок производства данного следственного действия. Характерно то, что основные требования к контролю и прослушиванию переговоров в виде следственного действия и рассмотренного выше оперативно-розыскного мероприятия совпадают. В обоих случаях такие действия допускаются только по делам о тяжких и об особо тяжких преступлениях на основании судебного решения.

Кроме того, ч. 2 ст. 186 У ПК РФ содержит положение, соглас­но которому при наличии угрозы совершения насилия, вымогатель­ства и других преступных действий в отношении потерпевшего, сви­детеля или их близких родственников, а также близких лиц контроль и запись переговоров в виде следственного действия допускаются по их письменному заявлению без решения суда, а при отсутствии тако­го заявления — по решению суда.

Подобное основание для прослушивания переговоров содер­жится и в ч. 4 ст. 8 Федерального закона об ОРД, регламентирую­щей условия проведения оперативно-розыскных мероприятий. Од­нако там речь идет не об участниках уголовного процесса, их родственниках и близких, а о любых лицах в случае возникновения уг­розы их жизни, здоровью, собственности. При этом прослушивание,, разрешается только по письменному заявлению этих лиц либо с их согласия в письменной форме на основании постановления, утвер­жденного руководителем органа, осуществляющего ОРД, с обяза­тельным уведомлением суда (судьи) в течение 48 часов.

Максимальный срок контроля и записи телефонных и иных переговоров в виде следственного действия, как и при проведении ОРМ, не может превышать шести месяцев. Если необходимость в данной мере отпадет раньше, ее применение прекращается по поста­новлению следователя. Не допускается проведение контроля и запи­си переговоров в порядке ст. 186 УПК РФ после окончания предва­рительного следствия по уголовному делу.

Поскольку в ст. 186 УПК РФ говорится о контроле и записи «переговоров», возникает вопрос, допустимы ли в качестве следст­венного действия контроль и запись информации, передаваемой не посредством речи, а с помощью других способов электрической свя­зи: телексных, факсимильных каналов передачи данных, компью­терных сетей[1], используемых преступниками. Ответ на него дает ч. 1 ст. 13 УПК РФ, где в перечне прав гражданина, ограничение которых в уголовном процессе допускается на основании судебного решения, наряду с тайной телефонных и иных переговоров, указана тайна поч­товых, телеграфных и иных сообщении. С учетом сказанного исполь­зуемый в ст. 186 УПК РФ термин «переговоры» следует понимать как сообщения, осуществляемые посредством не только речи, но и иных вышеуказанных способов передачи информации.

В ст. 186 УПК РФ детально регламентированы основания, по­рядок проведения следователем контроля и записи переговоров, тре­бования к протоколу осмотра фонограммы и ее приобщения и пол­ном объеме к уголовному делу в качестве вещественного доказатель­ства, а также к условиям ее хранения, исключающим возможность прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечи­вающим ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

При необходимости к осмотру фонограммы кроме понятых могут быть привлечены специалист, а также лица, чьи телефонные и иные переговоры записаны. С учетом важности для использования фонограммы в доказывании в ч, 7 ст. 186 УПК РФ особо оговорено, что в протоколе осмотра должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу.

Нарушение предписаний ст. 186 УПК РФ согласно ст. 75 того же Кодекса может привести к признанию фонограммы недопусти­мым доказательством.

Надо иметь в виду, что вещественное доказательство — фоно­грамма, полученная следователем в процессе контроля и записи переговоров, при расследовании подлежит и проверке и оценке по пра­вилам гл. 11 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности. Лишь с учетом этих условий она может быть вклю­чена следователем в обвинительное заключение в числе доказа­тельств, подтверждающих событие преступления, виновность обви­няемых и другие подлежащие доказывайте обстоятельства.

Наряду с этим результаты данного следственного действия могут быть использованы в качестве основания для возбуждения но­вого уголовного дела, например, по факту насильственных действий в отношении потерпевшего и других лиц, уничтожения их имущест­ва и проч., для производства дополнительных следственных дейст­вий: осмотров, обысков, допросов свидетелей и др.

Прокурорский надзор за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров и снятием информации с технических ка­налов связи, осуществляют уполномоченные прокуроры с соблюде­нием требований приказа Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 25 апреля 2000 г. № 56. Используя пре­доставленные законом права, уполномоченный прокурор должен ор­ганизовать свою работу так, чтобы своевременно получать инфор­мацию о каждом случае проведения поднадзорными оперативно-розыскными подразделениями упомянутых оперативно-розыскных мероприятии и держать их вплоть до завершения под личным кон­тролем.

Путем ознакомления с подлинными оперативно-служебными документами, опроса должностных лиц оперативно-розыскных под­разделении, использования иных своих полномочий прокурор про­веряет соблюдение предписании ст. 8 Федерального закона об ОРД о порядке и сроках проведения ОРМ, наличии соответствующих по­становлении начальника органа, осуществляющего ОРД, судьи, уве­домления суда о начатом без его согласия прослушивании и проч. В случае возбуждения уголовного дела особого внимания прокурора требует наряду с этим своевременность и полнота представления ре­зультатов ОРМ, включая подлинные фонограммы и бумажные носи­тели записи переговоров, следователю.

Государственная дума одобрила в первом чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, позволяющие следствию не только прослушивать телефонные разговоры подозреваемых, но и получать информацию о входящих и исходящих звонках. Депутаты предлагают также добавить в закон аналогичные нормы для электронной почты и sms-сообщений. Эксперты уверены, что на практике новый законопроект уже давно действует.

Дума одобрила в первом чтении поправки в УПК, облегчающие следственным органам получение информации о входящих и исходящих телефонных звонках подозреваемых.

Сегодня возможность контроля и записи телефонных переговоров в рамках расследования уголовного дела предусмотрена 186-й статьей УПК. Но для этого нужна санкция суда. Вместе с тем действующее законодательство под контролем понимает только прослушивание и запись переговоров, имеющих значение для уголовного дела. А возможность получения информации о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных абонентов настоящей статьей не предусмотрена.

Прослушивание и запись разговоров — довольно длительный и сложный процесс, способный осложнить работу операторов сотовой связи. При этом для расследования целого ряда преступлений (например, кража мобильных телефонов) собственно содержание разговора не столь важно, достаточно установить факты звонков, произведенных с номера, но сделать это оперативно. Поправки дают следственным органам такую возможность. Они дополняют Уголовно-процессуальный кодекс положением, по которому судебные органы наделяются полномочиями принять решение и дать следствию доступ к распечаткам (в том числе в ходе досудебного рассмотрения дела).

Депутаты с пониманием отнеслись к нуждам следственных органов и единогласно поддержали законопроект в первом чтении. Однако в нынешнем варианте сочли его несколько односторонним. Парламентарии хотят ко второму чтению увидеть в документе продуманный механизм контроля за соблюдением прав человека. А именно — прописать предельный срок, за который может быть затребована распечатка, обеспечить право гражданина знать о том, что следствие располагает данными о его звонках, четко установить ответственность за утечку конфиденциальной информации, полученной в ходе оперативно-разыскных действий.

Одновременно депутаты предложили не ограничиваться только телефонными переговорами и дополнить законопроект аналогичными нормами по sms-сообщениям и электронным письмам.

Сотрудники следственных органов будут только рады, если поправки пройдут. «Если поправки пройдут, это будет шикарно, — отметил Infox.ru один из сотрудников следственных органов. — С декабря прошлого года у нас изменился порядок подачи заявлений в суд на прослушивание или детализацию телефонных разговоров. Теперь следователь, желающий прослушать телефонный разговор, должен дать поручение оперативному сотруднику, и тот уже обращается в суд. Причем в Москве выдачей разрешения занимается только Мосгорсуд», — рассказал источник в следственных органах.

«Очень часто нам суд отказывает, опираясь на конституционные права граждан. А надо всего лишь внимательно читать обоснование, по которому мы просим получить разрешение», — посетовал собеседник.

Слежка без границ

Опрошенные Infox.ru юристы, однако, утверждают, что не помнят ни одного случая, когда суд отказывает в прослушивании телефонных разговоров. «На мой взгляд, у правоохранительных органов и до этого законопроекта не было сложностей в получении информации. Я не встречал ни одного случая, когда бы оперативным работникам было отказано в такой заявке. Новая норма — всего лишь очередная попытка лишить граждан их конституционных прав», — рассказал Infox.ru адвокат Руслан Коблев.

Согласно действующему законодательству прослушка и запись телефонных разговоров возможна только с санкции суда. Данные о содержании sms-сообщений и детализацию звонков — все это можно выяснить различными путями сейчас и через суд, а иногда даже просто по запросу следователя, отмечает юрист. «Суд закрывает глаза на то, что не всегда законно правоохранительные органы получают интересующую их информацию. Были даже случаи в моей практике, когда следствие ловили за руку за изменение полученных данных», — добавляет собеседник.

С точки зрения оперативно-разыскных мероприятий за последние несколько лет большинство дел раскрывается именно благодаря биллингу — обработке информации сотовых операторов о звонках, поступивших в зоне совершения преступления. Но следователь должен обосновать, по какой причине и почему данные именно этого владельца телефонного номера интересуют правоохранительные органы.

«Я считаю, что правоохранительным органам, безусловно, необходим этот метод работы. Но он нуждатеся в особом контроле с обязатальной санкцией судебного органа, причем суд должен давать разрешение только после обоснования: как, зачем и почему следователям нужна эта информация. Сейчас в этой области творится полный хаос и фальсификация», — добавил Руслан Коблев.

В свою очередь адвокат Юрий Баграев считает, что необходимо изменить порядок норм о негласной записи телефонных разговоров. «У нас если проводится негласная аудио- или видеозапись в рамках оперативного мероприятия, то не надо никакого разрешения. Я считаю, что в этом случае необходимо опираться на опыт Европы. Внести коррективы, чтобы негласная запись в рамках оперативных мероприятий велась только с разрешения суда. В своей практике я, впрочем, тоже ни разу не видел, чтобы суд отказал следователям», — рассказал адвокат Юрий Баграев.

Эксперты отмечают излишнюю лояльность судебных органов — опираясь на закон об оперативно-разыскной деятельности, любой сотрудник милиции может получить «добро» на прослушивание практически любого гражданина, опираясь на поступившую к нему «оперативную информацию», раскрывать суть которой сотрудник правоохранительных органов не обязан.

«Следователь должен послать запрос, в котором он объясняет, зачем и для чего необходимо вести прослушивание звонков, узнать детализацию звонков и sms-сообщений. Время рассмотрения такого запроса зависит от многих причин, регламентированного срока для подобных обращений нет, — рассказал Infox.ru специалист отдела специальных технических средств одной из частных компаний в сфере информационной безопасности. — Но в любом случае следователь имеет право скрыть оперативные наработки и получить «добро» на слежку за любым гражданином. А вот как он будет распоряжаться полученной информацией — уже другой вопрос».

При этом на российском рынке услуг информационной безопасности в свободной продаже есть множество технических устройств, позволяющих защитить себя от прослушки. «В какой-то мере спасают средства, которые перекодируют речь. Подключившиеся к вашему разговору третьи лица, соответственно, слушают или записывают именно искаженную, не подлежащую разбору речь. Эти средства не являются средством шифрования, то есть человек, который их использует, закон не нарушает», — отмечает эксперт.

Крупные сотовые операторы уже давно не скрывают, что тесно сотрудничают с правоохранительными органами и реагируют на запросы силовых структур. Впрочем, в официальных комментариях и следователи, и поставщики услуг связи всегда указывают на обязательное в таких случаях решение суда.

Закон разрешает слушать и без суда

Прослушивание телефонных разговоров регламентируется законом «Об оперативно-разыскной деятельности». Статья седьмая федерального закона разрешает в качестве оснований для прослушки не только факт возбуждения уголовного дела, но также и «сведения, ставшие известными органам, о признаках преступления в случае, если нет достаточно данных для возбуждения уголовного дела».

А восьмая статья закона предусматривает, что в экстренных ситуациях, когда может быть совершено тяжкое преступление, а также при наличии информации о готовящемся преступлении органы следствия могут установить прослушивание телефона без ордера суда при условии, что запрос будет представлен суду в течение суток. Далее статья утверждает, что в течение 48 часов после начала прослушивания служба обязана получить судебное решение, которое разрешает прослушивание телефонов или приказывает его прекратить.

Максимальный срок прослушивания, установленный законом, составляет полгода. Для продления этого срока нужно новое судебное заседание и «вновь представленные материалы». Собранные материалы могут послужить поводом для возбуждения уголовного дела, а также быть доказательством виновности подозревеаемого.

Согласно пятой статье этого же закона полученные во время слежки материалы, если они не пригодились в дальнейшем в рамках расследования, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. За три месяца до дня уничтожения материалов об этом уведомляется соответствующий судья.

Меня подозревают в совершении преступления — мошенничестве. Сказали, что это часть 2 статьи 159 УК РФ. На днях я узнал, что получено разрешение на прослушивание моих телефонных переговоров. Такое возможно? Я ведь всего лишь подозреваемый, а не обвиняемый.

Григорий Семенов, Пермь

— Дело в том, что прослушивание телефонных переговоров разрешается не только у обвиняемых, но и у подозреваемых, а также других лиц. Разрешается прослушивание, если есть достаточные основания полагать, что телефонные переговоры могут содержать сведения, важные для уголовного дела.

— А кто решает, какие основания — достаточные? Кто дает разрешение на прослушку?

— Выдавать разрешение должен районный суд или военный суд по месту проведения предварительного следствия или следственного действия. Но при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц прослушивание допускается по письменному заявлению перечисленных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения.

— Разве при любых преступлениях можно получать разрешение на прослушку?

— Нет, прослушивать телефонные переговоры можно при преступлениях определенной тяжести. У нас бывают преступления небольшой тяжести, за них максимальное наказание не превышает 2 лет лишения свободы, средней тяжести — до 5 лет лишения свободы, тяжкие — до 10 лет, особо тяжкие — свыше 10 лет лишения свободы. Так вот в настоящее время допускается получать разрешения на прослушивание переговоров за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Вас подозревают в мошенничестве по части 2 статьи 159 УК РФ. По ней максимальное наказание — 5 лет лишения свободы. Значит, преступление относится к средней тяжести и прослушивать телефонные переговоры можно, но только при получении на это разрешения.

— Как же узнать, было ли получено разрешение суда в моем случае?

— Вы можете обратиться в следственные органы и попросить ознакомиться с материалами дела. Если получено разрешение, значит, оно будет именно в материалах дела.

— А если не будет разрешения, а переговоры мои прослушиваются?

— Тогда вы можете обратиться в вышестоящие органы или в суд с жалобой на действия работников следственных органов. Кроме того, если нет разрешения суда на прослушивание телефонных переговоров, тогда информация из имеющихся записей ваших переговоров у следственных органов не может рассматриваться как доказательство по уголовному делу.

Вчера сотрудники управления «К» МВД России остановили деятельность очередной фирмы, занимавшейся незаконной продажей специальных технических средств для негласного получения информации.

Проще говоря, фирма торговала всем необходимым для прослушки.

Сегодня подобного рода бизнес — один из самых прибыльных. Подслушивать и подглядывать хотят все, от обиженных жен и коммерсантов до больших генералов. В фирме, которая вчера прекратила работу, постоянных клиентов было много. Среди них основные — это частные охранные предприятия, службы безопасности различных организаций, детективные агентства и просто граждане с улицы.

Впереди у коммерсантов следствие и суд. Кстати, в суд в ближайшее время будет передано «большое» дело о прослушке. Его главный фигурант — генерал наркоконтроля Александр Бульбов и более десяти его подчиненных и знакомых. Их обвиняют в прослушке телефонных разговоров 50 бизнесменов и журналистов.

Только что следователи СКП РФ по Якутии завершили очень интересную работу по уголовному делу, возбужденному в январе против директора местного унитарного предприятия Антона Глотова.

По версии следствия, Глотов, отвечавший в муниципалитете за информационную безопасность, передавал «заинтересованным лицам» записи переговоров главы района и его заместителей.

Министр спешит на какое-то заседание и просит шофера прибавить скорость. Но тот боится гаишников. Тогда министр сам садится за руль и развивает бешеную скорость. Машину останавливает милиционер и просит предъявить документы. Министр протягивает служебное удостоверение. Посмотрев на удостоверение, ошеломленный работник ГАИ заискивающе предлагает министру следовать дальше. К нему тотчас подлетает напарник и спрашивает, кто это ехал и почему он отпустил его, не наказав за превышение скорости.

— Я не знаю, кто это ехал, — отвечает милиционер, — но шофер у него — министр.

Источники: http://www.9111.ru/questions/3894700/, http://m.infox.ru/news/21/social/law/40441-sledstviu-razreseno-polucat-raspecatki-zvonkov-podozrevaemyh, http://rg.ru/2009/07/30/proslushka.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *