Нарушение норм процессуального права в арбитражном процессе

Под отменой решения арбитражного суда следует понимать совершенное судом апелляционной инстанции процессуальное действие, направленное на признание недействительным вынесенного арбитражным судом первой инстанции решения, которым дело было разрешено по существу.

Изменение решения — это внесение в него поправок, которые не повлияли на конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон.

Основание к отмене или изменению решений — это перечисленные в АПК РФ обстоятельства, при наличии которых апелляционная инстанция обязана изменить или отменить вынесенное судом первой инстанции решение по существу дела.

Основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции являются:

неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;

недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые арбитражный суд посчитал установленными;

несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела;

нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 270 АПК РФ).

Все перечисленные в ст. 270 АПК РФ основания к изменению или отмене решения арбитражного суда могут быть сведены к необоснованности и незаконности решения. Между понятиями необоснованности и незаконности решения имеется тесная связь. Требование обоснованности решения закреплено в нормах арбитражного процессуального права (ст. 15 АПК РФ). Несоблюдение этого требования означает в то же время нарушение закона. Если незаконность решения понимать в широком плане, то любое необоснованное решение будет одновременно и незаконным.

Вместе с тем, несмотря на тесную связь, каждое из этих понятий в юридической науке и практике рассматривается как самостоятельное, имеющее свое содержание.

Необоснованным является решение, в котором неправильно установлены либо вовсе не установлены фактические обстоятельства дела. Дефекты такого рода могут проявляться в различной форме:

1) неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 270 АПК РФ), говорит о том, что арбитражный суд не поставил на свое рассмотрение и не исследовал всех предусмотренных нормой материального права юридических фактов либо доказательственных фактов, наличие или отсутствие которых влияет на исход дела. Пробел в установлении существенных для дела обстоятельств объясняется чаще всего неправильным определением предмета доказывания либо круга доказательственных фактов по делу;

2) недоказанность имеющих существенное значение для дела обстоятельств, которые арбитражный суд посчитал установленными (п. 2 ч. 1 ст. 270 АПК РФ). Это нарушение имеет место в тех случаях, когда существенные для дела обстоятельства не подтверждены указанными в законе доказательствами либо подтверждены недопустимыми или недостоверными, противоречивыми доказательствами, а также доказательствами, полученными арбитражным судом с нарушением норм арбитражного процессуального права. Причиной недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, нередко является нарушение судом правил исследования либо оценки доказательств;

3) несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела (п. 3 ч. 1 ст. 270 АПК РФ). Данное нарушение будет допущено в тех случаях, когда суд из установленных фактов сделал неправильный вывод о взаимоотношениях сторон. Это чаще всего возможно, когда норма материального права, регулирующая спорные отношения, лишь в общей форме определяет условия, при которых наступают те или иные правовые последствия.

Незаконным является решение, вынесенное судом с нарушением норм материального права, подлежащих применению по конкретному делу, или норм процессуального права.

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если арбитражный суд:

а) не применил закона, подлежащего применению;

б) применил закон, не подлежащий применению;

в) неправильно истолковал закон.

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд не только не указывает в решении подлежащую применению по данному делу норму материального права, но и разрешает дело вопреки нормам действующего законодательства. С данным нарушением апелляционная инстанция встречается и тогда, когда суд применил отмененный закон либо нормы подзаконного акта, противоречащие действующему закону, либо нормы закона, принятого с нарушением установленного порядка. К этой же группе нарушений следует отнести и случаи применения судом норм международного договора, не ратифицированного в предусмотренном законом порядке.

Суть применения ненадлежащего закона заключается в том, что суд при разрешении дела руководствуется не той нормой, которая регулирует спорное отношение. Подобное нарушение обусловлено, как правило, неправильной квалификацией отношений сторон.

Неправильное истолкование закона имеет место в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но содержание и смысл его понимается неверно, вследствие чего в решении суд делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Подобное нарушение может быть, в частности, допущено при расширительном или ограничительном толковании судом норм материального права.

Нарушение норм материального права, как правило, влечет изменение или отмену решения суда.

Незаконным является решение, вынесенное с нарушением норм арбитражного процессуального права.

Процессуальные нарушения можно разделить на две группы.

В первую группу входят такие процессуальные нарушения, которые во всех случаях приводят к отмене решения арбитражного суда. Их принято называть безусловными основаниями к отмене решения суда.

В соответствии с ч. 4 ст. 270 АПК РФ нарушение норм процессуального права является в любом случае основанием к отмене решения арбитражного суда первой инстанции, если:

дело рассмотрено судом в незаконном составе;

дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

при рассмотрении дела были нарушены правила о языке;

суд принял решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

решение не подписано судьей или одним из судей, если дело рассмотрено в коллегиальном составе судей, или подписано не теми судьями, которые указаны в решении;

в деле отсутствует протокол судебного заседания или он не подписан судьей, председательствующим в заседании.

нарушены правила о тайне совещания судей при принятии решения.

В эту же группу входят и нарушения арбитражным судом правил, закрепленных в ст. ст. 148, 150 АПК РФ.

Введение в АПК РФ безусловных оснований к отмене решений арбитражного суда гарантирует реализацию принципов арбитражного судопроизводства, а следовательно, укрепляет и гарантии прав организаций и граждан на судебную защиту.

Ко второй группе нарушений норм процессуального права можно отнести такие нарушения, которые не всегда влекут отмену решения. Их именуют условными основаниями к отмене решения суда.

Согласно ч. 3 ст. 270 АПК РФ нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к изменению или отмене решения, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения. Вопрос о том, привело или могло привести то или иное процессуальное нарушение к принятию неправильного решения, в каждом конкретном случае решается судом апелляционной инстанции. Одно и то же процессуальное нарушение в зависимости от обстоятельств дела может повлечь различные процессуальные последствия и не всегда приводит к отмене решения. Допущенные судом первой инстанции при рассмотрении дела незначительные процессуальные нарушения, если они не оказали или не могли оказать влияния на конечные выводы суда, не являются основанием к отмене решения. На такие нарушения апелляционная инстанция, не отменяя решения, должна отреагировать в апелляционном постановлении (ст. 271 АПК РФ). Так, нарушения арбитражным судом процессуальных норм о сроках рассмотрения дел, правил, регулирующих порядок в заседании арбитражного суда (ст. 154 АПК РФ), если они не повлияли на окончательный вывод суда о правах и обязанностях сторон, могут и не привести к отмене решения суда.

Основаниями к изменению или отмене решения или постановления арбитражного суда являются нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 176 АПК РФ).

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к изменению либо отмене решения или постановления, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

Нарушение норм процессуального права является основанием к отмене решения или постановления:

1) если дело рассмотрено арбитражным судом в незаконном составе;

2) если дело рассмотрено арбитражным судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания;

3) если при рассмотрении дела были нарушены правила о языке;

4) если в решении или постановлении отсутствует ссылка на закон или иной
нормативный правовой акт, которыми руководствовался арбитражный суд при
принятии решения или постановления;

5) если арбитражный суд принял решение или постановление о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле. Эти лица вправе обжаловать
такое решение или постановление в порядке, установленном АПК РФ;

6) если решение или постановление не подписано кем-либо из судей либо
подписано не теми судьями, которые указаны в решении или постановлении;

7) если решение принято не теми судьями, которые входили в состав суда,
рассматривающего дело;

8) если в деле отсутствует протокол судебного заседания или он не подписан
судьей, председательствующим в судебном заседании.

Несмотря на большое значение, которое имеют правила процесса для выполнения задач, стоящих перед правосудием, не всякое процессуальное нарушение влечет отмену судебного решения (постановления). АПК РФ не допускает отмену правильного по существу решения по одним лишь формальным соображениям. Решение отменяется или изменяется, если допущенное по делу нарушение так связано с вынесенным судебным актом, что оно повлияло или могло повлиять на его правильность.

Процессуальное нарушение должно влечь отмену решения (постановления)
не только тогда, когда оно прямо и непосредственно свидетельствует об ошибочности вывода арбитражного суда по делу, но и если оно ставит под сомнение правильность его разрешения. Несущественные процессуальные нарушения, которые не могли повлиять на конечные выводы арбитражного суда по делу, не влекут отмену решения (постановления). В этих случаях кассационная инстанция, не изменяя и не отменяя судебный акт, может указать на допущенные нарушения в кассационном постановлении.

АПК РФ не перечисляет виды нарушений или неправильного применения
норм материального права. Какой-либо специфики применительно к арбитражному процессу здесь нет. Так же, как и в гражданском судопроизводстве, нарушение или неправильное применение норм материального права может проявиться в
применении ненадлежащего закона, неприменении закона, подлежащего применению, в неправильном истолковании закона.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены решения суда первой инстанции только при условии, если это нарушение или неправильное применение привело или могло привести к неправильному разрешению дела.

Решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалоб, представленных в случае, если:

  • 1) дело рассмотрено судом в незаконном составе;
  • 2) дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания;
  • 3) при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;
  • 4) суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
  • 5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;
  • 6) решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;
  • 7) в деле отсутствует протокол судебного заседания;
  • 8) при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей.

На практике очень часто дела возбуждаются одним судьей, который успевает произвести подготовительное судебное заседание, а затем дело в связи с заменой передается другому судье. Второй судья, как правило, назначает уже основное судебное заседание и рассматривает дело по существу. В связи с тем, что замена судьи никоим образом не продляет установленные законом сроки рассмотрения дела, для проведения подготовительного судебного заседания уже новым судьей не всегда есть объективная возможность.

Решение по одному из таких дел, в котором была проведена замена судьи, и новый судья назначил основное заседание без проведения подготовительного судебного заседания, было обжаловано в кассационную инстанцию по процессуальным мотивам. Как уже отмечалось, после замены судьи рассмотрение дела производится сначала. Рассмотрение дела сначала, по мнению лица, заявившего жалобу, предполагает проведение подготовительного заседания. В сложившейся же ситуации дело было фактически рассмотрено двумя судьями: предварительное заседание проводил один судья, а основное — другой. В соответствии с абз. 3 ч. 5 ст. 297 АПК рассмотрение дела незаконным составом суда является безусловным основанием для отмены решения суда по процессуальным мотивам.

Отмена решения по основанию, указанному в п. 2, имеет место в тех случаях, когда в деле отсутствуют доказательства того, что лица, участвующие в деле, не извещены надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела. Отмена решения возможна и в тех случаях, когда лица, участвующие в деле, были извещены о времени и месте рассмотрения дела, но суд начал рассмотрение дела ранее назначенного часа. Время начала судебного заседания должно быть указано в протоколе.

Извещение лиц, участвующих в деле, — необходимое условие проведения судебного заседания. Рассмотрение дел в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о месте и времени судебного заседания, служит безусловным основанием к отмене решения суда.

Судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании, извещает стороны и других участников процесса о времени и месте рассмотрения дела. Надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, и других участников процесса — действие, имеющее исключительное значение для реализации принципа законности и влекущее за собой важнейшие процессуальные последствия. Только надлежащее извещение ответчика дает суду право, в частности, на заочное производство.

Нарушение правил о национальном языке может заключаться в том, что лицу, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, отказано в предоставлении услуг переводчика, либо перевод был искажен, либо предоставлен не в полном объеме. Принцип национального языка гражданского судопроизводства раскрыт в ст. 9 ГПК РФ.

Основание, предусмотренное п. 4, применяется в тех случаях, когда в резолютивной части решения определены права и обязанности лиц, которые не были признаны судом лицами, участвующими в деле, и не были вовлечены в процесс. Например, если при определении порядка пользования квартирой, в которой проживают бывшие супруги с ребенком шестнадцатилетнего возраста, суд не привлек ребенка в качестве третьего лица, хотя в решении было определено, какой из комнат будет пользоваться ребенок. В таких случаях согласно п. 4 ст. 37 ГПК РФ суд обязан привлекать к участию самих несовершеннолетних.

Споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда очень остро.

После опубликования Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2003 г., в котором описывалось понятие нарушения тайны совещательной комнаты, стали отменяться решения суда как в кассационном порядке, так и в надзорном порядке по основанию нарушения тайны совещательной комнаты.

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Определении указала, что судьей нарушена тайна совещательной комнаты, и в частности допущено нарушение непрерывности судебного разбирательства (ст. 157 ГПК РФ).

Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября 2003 г., а само решение было оглашено 17 октября 2003 г., следовательно, суд нарушил правила о тайне совещания судей.

Как видим, единого понимания тайны совещательной комнаты нет. И это неудивительно. В теории, мы знаем, понятие тайны совещательной комнаты есть. О нарушении тайны совещательной комнаты говорится и в обзоре. Гражданско-процессуальный кодекс такого понятия не содержит.

Статьи 192, 194 ГПК РФ гласят о том, что суд удаляется в совещательную комнату и решение принимается в совещательной комнате. Пункт 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает для кассационной инстанции основание отмены решения суда первой инстанции в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей (но никак не о тайне совещательной комнаты). И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя:

  • — во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания;
  • — во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства;
  • — в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты.

Глава 15 ГПК РФ дает нам понятие судебного разбирательства. Судебное разбирательство включает в себя сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел (ст. 154 ГПК), т.е. с момента получения судьей гражданского дела и определения им срока рассмотрения конкретного дела, и заканчивается судебное разбирательство объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).

Понятие судебного заседания мы найдем тоже в главе 15 ГПК РФ. Статья 155 ГПК определяет: «. разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании. «. Судебное заседание открывает председательствующий (ст. 160 ГПК РФ). Заканчивается судебное заседание моментом удаления суда в совещательную комнату (ст. 192 ГПК РФ). И таким образом, следует однозначный вывод о том, что понятие судебного разбирательства шире понятия судебного заседания. Судебное разбирательство включает в себя судебное заседание. И если мы посмотрим ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, то увидим: «. судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха». Законодатель определил непрерывность для судебного заседания и прямо запретил суду рассматривать в одном судебном заседании несколько дел сразу. В то же время законодатель не определял непрерывности судебного разбирательства (касающейся решения суда). Напротив, законодатель разрешает отложение разбирательства дела в случаях, указанных в законе (ст. 169 ГПК РФ).

Как показывает практика нашего суда, судьи не допускают нарушений ст. 157 ГПК РФ в части соблюдения непрерывности судебного заседания. А вот с соблюдением непрерывности тайны совещательной комнаты получается парадокс. Суд (судья) провел судебное заседание в соответствии с требованиями процессуального закона — непрерывно, других дел не рассматривал, объявил об окончании судебного заседания, удалился в совещательную комнату для принятия решения. После объявления решения решение вдруг отменяется вследствие нарушения непрерывности судебного разбирательства и, в частности, нарушения тайны совещательной комнаты. Хотя решение суда к судебному заседанию не относится. Понятие решения суда, порядок его принятия и другие вопросы, связанные с решением суда, регламентированы главой 16 ГПК РФ. Данная глава не содержит понятия непрерывности принятия решения суда. Статья 194 ГПК РФ предусматривает лишь некоторые правила для суда, принимающего решение в совещательной комнате. Эти правила невелики: в совещательной комнате должен находиться только судья, рассматривающий дело, присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение суда, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено. И поскольку законодатель не предусмотрел иных запретительных мер при принятии решения суда и нахождении суда в совещательной комнате, то почему судья не может взять себе время для отдыха?

Обратимся к той же ст. 157 ГПК РФ. Законодатель, понимая, что судебное заседание может проводиться довольно долго, предусмотрел время на отдых, т.е. разрешил судье прерывать судебное заседание. Для принятия решения суда тоже иногда требуется длительное время. И резолютивную часть не всегда сразу может объявить судья.

Безусловно, в ГПК РФ есть и ст. 199. Если мы ее внимательно посмотрим и почитаем, то увидим, что она несет в себе как бы две части: первая имеет обязательный характер, вторая — факультативный, дополнительный. Решение должно приниматься немедленно после разбирательства дела, да, спора нет. А вот отложение составления мотивированного решения на срок не более пяти суток — это право судьи, а не обязанность. И в данном случае законодатель предусмотрел одну обязанность суда (судьи) — в случае взятия времени на составление мотивированного решения обязательное оглашение резолютивной части решения в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Разбирательство дела заканчивается объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).

Законодатель, предусмотрев указанные ограничения, на мой взгляд, преследовал одну цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел. Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части.

Удаляясь в совещательную комнату для принятия решения суда, судья не всегда сразу готов написать и объявить резолютивную часть решения. Судье иногда необходимо определенное время на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени. Нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье — поспешно ее выносить. Этого, на мой взгляд, не требует и гражданско-процессуальное законодательство. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна — это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещания судей.

Объявление решения суда утром следующего дня никоим образом не нарушает статьи 157 и 199 ГПК РФ. Объявление решения суда происходит после проведения судебного заседания (время отдыха исключается, как это и предусмотрено ст. 157, ч. 3, ГПК РФ), в котором закончилось разбирательство дела. В ночное время судья разбирательством дела не занимается.

Решение суда — это отдельная самостоятельная стадия процесса, и она не входит в стадию судебного разбирательства. Поэтому нет смысла говорить о нарушении непрерывности судебного разбирательства.

Редакция статьи 199 ГПК РФ, думается, изложена не очень удачно. Трактовка практиками тайны совещания судей в свете ст. 199 ГПК РФ еще более неудачна. Тайна совещания судей четко изложена в ст. 298 УПК РФ. Часть 2 данной статьи гласит: «По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты». Интересная ситуация складывается: судья, рассматривающий уголовное дело, удалившийся в совещательную комнату для постановления приговора, может взять время на сон, он же, рассматривающий гражданское дело, удалившийся в ту же совещательную комнату, этим правом воспользоваться не может.

Утверждение о том, что Гражданский процессуальный кодекс не предусматривает перерывы на отдых, неубедительно: как я уже выше указывал, Кодекс этого не запрещает, а что не запрещено законом, то разрешено.

Источники: http://pg-doverie.ru/content_6616, http://www.bibliotekar.ru/arbitrazhnyi-process-2/119.htm, http://vuzlit.ru/1162624/nepravilnoe_primenenie_norm_protsessualnogo_prava

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *