Для чего юристы изучают римское право

Вопрос №2: Значение римского права для современного юриста.

1. Когда-то римское право называли «писаным разумом» (ratioscripta). Разумеется, современное частное право ушло далеко вперед в регламентации сложнейшей сферы имущественных отношений, особенно торгового (коммерческого) оборота. Однако и многие новейшие юридические конструкции, как из кирпичиков, складываются из основных, элементарных понятий и категорий, разработанных именно в римском праве. С этой точки зрения римское частное право продолжает оставаться основой для изучения гражданского и торгового законодательства и базой для подготовки квалифицированных юристов.

2. Значение римского права определяется его огромным влиянием не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом.

Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.).

Эти особенности римского права способствовали тому, что, когда развивающаяся промышленность и торговля средневековой Европы потребовали более совершенной правовой надстройки, когда феодальные нормы обычного права перестали удовлетворять требованиям жизни, произошел интереснейший процесс — рецепция римского права.

Войдя через рецепцию в практику средневековых государств, римское право пропитало собой затем и последующие кодификации гражданского права.

3. Соками римского права пропитана и теория гражданского права. Поэтому изучить достаточно глубоко гражданское право, не зная права римского, невозможно. Ряд терминов и понятий, укоренившихся в юридической теории и практике (например, реституция, виндикация, универсальное преемство, наследственная трансмиссия и т.д.), могут быть наилучшим образом усвоены лишь при изучении их у самого истока образования. Конечно, в ряде случаев современное гражданское право успешно обходится без заимствования терминов, возникших в римском праве (например, в Гражданском кодексе Российской Федерации вместо римского термина «цессия права» употреблен без всякого ущерба для дела термин «уступка права»). Но во многих правовых системах римские термины и понятия сохраняются, и потому юристу необходимо отчетливо понимать их смысл.

4. Далее, римское право, отличающееся четкостью определений, вообще хорошей юридической техникой, может помочь современному юристу в приобретении навыков четко отграничивать и формулировать юридические категории.

Овладение же юридической техникой необходимо и для законотворческой работы, и для правильного применения закона. Законы должны излагаться не только понятным для всякого языком, но, кроме того, так, чтобы редакция закона, его текст вполне соответствовали тому, что законодатель хотел выразить. Необходимо, чтобы формулировки закона охватили все те отношения, которые законодатель желал урегулировать, но в то же время, чтобы редакция закона не давала повода применять его к таким отношениям, на которые законодатель не имел в виду распространять его действие. Закон есть общая норма, а общее должно охватить все богатство отдельного. Реализация всех этих требований, предъявляемых законодателю, предполагает владение высокой юридической техникой.

Равным образом и применяющий закон, делающий из общих норм выводы для отдельных конкретных случаев жизни, также должен обладать развитой юридической техникой. Юристу, применяющему закон, необходимо уметь проанализировать и общую норму закона, и фактический состав конкретного жизненного случая и в конечном итоге сделать правильный вывод.

Римское право, отличающееся точностью и чеканностью формулировок, представляет собой блестящий образец такого подхода.

Вопрос №3: Публичное и частное право.

Право в объективном смысле – совокупность правовых норм, в субъективном смысле – право, принадлежащее субъекту права. Римские юристы не проводили такого различия. Они делили право на 2 части, различие которых проводилось путем противопоставления интересов государства и общества интересам отдельных личностей.

1. Публичное право (juspublicum) – совокупность норм, регулирующих вопросы религиозного характера и вопросы управления. Это право, которое «adstatumreiRomanaespectat» (относится к положениям Римского государства). Публичное право включало в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов (Ульпиан). К нему относились нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами. Римское публичное право содержало нормы о судопроизводстве: формах судебного процесса, вызове в суд, доказывании и доказательствах, процессуальном представительстве; уголовного права: о преступлениях и наказаниях, об ответственности за преступления; о законах, сенатус-консультах и долговременном обычае; о порядке похорон и церемоний; о правоспособности и дееспособности лиц, о структуре власти, о занятии государственных должностей.Нормы публичного права носили повелительный характер (императивные) и не могли быть изменены. Применялись методы власти и подчинения. Публичное право неразрывно связано с обязанностями.

2. Частное право (jusprivatum) – совокупность норм, регулирующих вопросы имущественных и семейных отношений в римском обществе. Это право, которое относится «adsingulorumutilitatem» (касается выгоды, интересов отдельных лиц). Частное право регулировало отношения частных лиц между собой и в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг. Частное право делилось на комплекс имущественных (по поводу вещей) и личных прав (абсолютных, неотчуждаемых).

Римское частное право регулировало: имущественные и некоторые неимущественные отношения; семейные отношения: порядок заключения брака, положение главы семьи, личные неимущественные и имущественные отношения в семье; отношения собственности, права на чужие вещи (сервитуты, залоговое право, эмфитевзис и супер-фиций); обязательственные правоотношения, т. е. порядок заключения и исполнения договоров, ответственность за неисполнение; наследование, т. е. переход имущества к другим лицам после смерти наследодателя. Для римского общества понятие частного права не совпадало с понятием гражданского права (iuscivile), поскольку не все жители Рима были гражданами. Государство минимально вмешивалось в частное право. Основное место занимали условно-обязательные, упра-вомочивающие, разрешающие нормы, т. е. нормы диспозитивные (восполняющие). Частное право могло изменяться и либо применяться, либо нет, было глубоко индивидуалистичным, что дало Генриху Гейне назвать его «библией эгоизма». Частное право, в отличие от публичного, – действительно право, за редким исключением (например, обязанность принятия наследства при наличии отказа). Частное право – самая оформленная и законченная часть римского права.

Вопрос 11. Экстраординарный процесс.

Появился, когда государство усиливает свои позиции. Появилась категория дел связанных с административными вопросами. Проходит в 1-ю стадию и дело ведет от начала до конца – судья профессиональный чиновник. Появляется иерархия судебных органов – высшая судебная инстанция – император-стадия апелляция. Появляется судебный аппарат, – который содержится на судебных пошлинах. Он осуществляет исполнение судебных решений. Принципы: 1.ограничен принцип гласности-закрыто.2. появляется письменная форма(протоколы).3.состязательный процесс. Суд не собирает доказательства по делу и не присуждают больше чем требуют внести. Процесс не может быть завершен с помощью договорения сторон.

Иски – понятие и виды.

В РП существовало представление, что субъективное право существует, когда есть иск, который его защищает. Римское частное право – это система исков.

Иск в материальном смысле – правомочие правообладателя обратиться в суд при нарушении его прав.

Иск в процессуальном смысле – то действие, при котором управомоченное лицо призывает судью к защите своего права.

Нарушенное материальное право реализовывалось путем предъявления иска в процессуальном смысле.

-Вещные – иски, направленные на признание права определенной вещи. Они защищают от посягательства на вещь любого третьего лица, дают абсолютную защиту (не нужно доказывать факт кражи).

-Личные – иски, направленные на выполнение обязательств определенных должников, предполагает наличие конкретного должника.

-Строго права – судья связан «буквой договора или закона», рассматривали нарушение форм сделок, а не содержание (квиритское право).

-Доброй совести – иски, которые учитывают конкретные обстоятельства по принципу справедливости (из эдиктов преторов).

-О восстановлении нарушенного состояния имущественных прав (персекуторные) – иски о возмещении вреда.

-Штрафные – иски, которые были направлены на наказание должника (в кратном размере).

-Смешанные – иски, которые направлены и на восстановление нарушенного права, и на наказание должника частным штрафом. За повреждение вещей взыскивалась не цена вещи, а новая стоимость за последний год.

-Популярные – в общем случае иск подавался той стороной, чье право было нарушено. Квазиделиктные дела – это дела, в которых иск мог подать любой человек, защищая интересы других граждан. Популярные иски подавались в случае, если опекун нарушал права подопечного.

-Арбитрарные – подавались арбитру, когда в иске не был установлен предмет или размер притязания, судья это делал по своему усмотрению.

-Ноксальные – иски, которые подавались лицами своего права, подвластные которого совершали неправомерные деяния.

В системе преторского права:

-С фикцией – использовались в формулярном процессе, когда претор давал указание судье ввести обстоятельства, которых не было либо мешали осуществить дело по закону.

-По аналогии – по образцу существовавшего иска создавался аналогичный ему иск (если вещь повреждена, то следует возмещение вреда).

-Преюдициальные – иски, ненаправленные на присуждение в пользу лица, а направленные на признание существующих правоотношений (о восстановлении семейного положения, о восстановлении гражданства). Констатируется лишь наличие права у истца (раб данного господина, сын данного отца и т. д.). Особенность: требование материально-правовое обращалась не к ответчику, а к суду

Юридические лица

1. Не было термина юр. лицо, не было учений о возникновении, прекращении юр. лица

2. Один из самых древних видов – корпорация (закрытое объединение физ. лиц, объединенных по конкретному признаку (ремеслу)).

3. Один из самых ярких видов юрлица – казна. Самостоятельно участвовать в гражданском обороте, стороной в договоре (эпоха республики – aeraium, империи – fiskus (карман)).

4. Привилегии казны в Риме:

1) Если к. выступала в договоре/обязательстве, то имущество должника считалось автоматически заложенным казне (не нужно было заключать договор о залоге)

2) Если к. выступала в роле кредитора в денежном обязательстве, то должник уплачивал ей 6% годовых (специального договора % заключать не требовалось).

3) Но если к. берет в долг, % она не платила (беспроцентный займ)

4) Наследовала по закону выморочное имущество

5) В Риме имущество к. нельзя было приобрести по давности владения (обладала иммунитетом от приобретательной давности).

6) Приобретательная давность- срок владение вещью, по истечение которого превращал владельца в собственника – usucapio (главное, чтобы владелец был добросовестным вор не м.б.)

7) эвикция – отобрание вещи истинным собственником через суд (в договоре к- продажи).

9) Один из самых ярких видов юрлица – казна. Самостоятельно участвовать в гражданском обороте, стороной в договоре (эпоха республики – aeraium, империи – fiskus (карман)).

5. Городские муниципии. В отличие от др. юрлиц, им можно было завещать имущество

6. Товарищества публиканов. Публиканы – физ. лица, которые брали в аренду у государства какой-нибудь вид деятельности, например, взимание налогов. Отвечали перед государством солидарно.

7. Учреждение в Риме – благотворительные организации – госпитали, больницы, религиозные организации

Вопрос №21: Брак «Cummanu»

В браке cummanu жена, став юридически чужой своей старой семье, подчинена власти мужа, которая в принципе не отличается от patriapotestas отца над детьми. Муж может истребовать жену, покинувшую дом, при помощи иска, подобного виндикации. Он может продать ее в кабалу (inmancipium). Он вправе наложить на нее любое наказание вплоть до лишения ее жизни. Так же, как рабы и дети, жена лишена правоспособности в области имущественных отношений. Все, что ей принадлежало до брака, если она была personasuiiuris, становится в момент заключения брака достоянием мужа. Все, чем она будет обладать во все время существования брака, например имущество, подаренное ей ее отцом, принадлежит мужу. Это бесправное положение жены юридически уравновешивалось только тем, что она является наследницей мужа — heressua, одна, если у него нет законного потомства, на равных началах с детьми, если они есть. Понятно, что она — агнатка всех агнатов мужа и, следовательно, наследует в соответствующих случаях и после них.

Однако обычаи значительно смягчали бесправное положение жены. Обычаи обязывали мужа не налагать на жену наказаний, не выслушав суждения совета, состоявшего, как думают, из членов ее старшей семьи, из агнатов, оставшихся после вступления ее в брак ее когнатами. Наконец, почет, связанный с общественным положением мужа, распространялся и на жену.

Вопрос №37:Залог и ипотека.

Наиболее ранний вид залога:

1) Фидуция. Один из способов обеспечения обязательства, который облегчает кредитору истребование долга у неисправного должника. Такой вид залога, который существовал в ранний период развития Р.п. и представлял кредитору заложенную вещь на праве собственности.

Исправный должник тот, который вернул вещь.

Право собственности дает собственнику полномочия: отчуждать, уничтожать вещь, сломать вещь, изменять ее характер отношения (предназначение), удерживать, истребовать вещь из чужого незаконного владения.

Кредитор не обязан возвращать вещь исправному должнику.

Все обязательства в Древнем праве являются односторонними:

1) у кредитора есть право на требование в получении вещи, но нет обязательства возвращать вещь.

Во второй период развития в Преторском праве претор стал давать защиту исправному должнику и получать заложенную вещь.

В Преторском праве постепенно заложенная вещь стала передаваться кредитору на право владения. Собственник оставляет право собственности кредитора, владения вещью, а кредитор, владеющий вещью, получает право владельческой защиты от посягательства третьих лиц. Исправный должник имел право истребовать вещь, будучи ее собственником.

2)заложенная вещь остается во владении должника.

Он может пользоваться ею, но не в праве ее отчуждать до погашения обязательства, которое эта вещь обеспечивает.

2) Ипотека – залог с оставлением вещи у должника.

ВДр.Р., таким образом, в залог предоставлялся с/х инвентарь, которым обрабатывался арендованный земельный участок.

Залог лавки (товара в обороте) – разновидность ипотеки. Лавка – заложенным является то имущество, которое находится в лавке. Описывается имущество в лавке и этим погашается долг.

Все указанные виды залога, являются залогом по договору. Они устанавливаются диспозитивно, договорено между сторонами.

Кроме залога по договору, существует залог по закону. В некоторых случаях залог устанавливается в принудительном порядке, независимо от воли сторон. Это ограниченные случаи:

1)заложенным считалось движимое имущество квартиранта в обеспечение квартплаты.

2)генеральная ипотека на все имущество. Не зависит от того, где оно находится.

1.устанавливается ген.ипотека на имущество опекуна в целях обеспечения имущественных интересов опекаемого.

2.устанавливается ген.ипотека на имущество мужа по поводу приданного жены. При вступлении в брак, жена представляла приданное, которым управлял муж. Жена в праве истребовать убытки из имущества мужа, если он растратит ее приданное.

Залог оформлялся специальным залоговым договором.

Вопрос №44. Договор найма

Договор найма(locatio–conductio) – договор предоставления одной стороной во временное пользование другой стороне вещи или труда за определенное вознаграждение (возмездный договор). Договор найма порождал права и обязанности для каждой из сторон; каждая сторона получала самостоятельный иск.

Различают 3 вида договоров:

Наем вещей (locatio–conductiorerum) – договор, по которому одна сторона (наймодатель) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) одну или несколько определенных вещей для временного пользования, а другая сторона обязуется уплачивать за пользование предоставленными вещами определенное вознаграждение и по окончании пользования возвратить вещи в сохранности наймодателю. Предметом могли быть вещи – движимые и недвижимые, индивидуально-определенные. Срок найма не являлся обязательным элементом в договоре: можно было предоставить веще в пользование и без указания точного срока. В этом случае договор мог быть в любое время прекращен по заявлению каждой стороны. При найме вещей допускался наем чужой вещи. Наймодатель отвечал за недостатки вещи. Наниматель отвечал за выплату наемной платы и за порчу вещи.

Наем работы или подряд (locatio–conductiooperis или operasfaciendi): наем рабочей силы, подряд – договор, по которому одна сторона (подрядчик) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (заказчика) известную работу, а заказчик принимал на себя обязательство уплатить за эту работу определенное денежное вознаграждение. Простой наемного работника оплачивал наниматель. Подряд – наем квалифицированного работника, при котором учитывался конечный результат.

Наем услуг (locatio–conductiooperarum) – договор, по которому одна сторона (нанявшийся) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а наниматель принимал на себя обязательство платить за эти услуги условленное вознаграждение.

Вопрос №45. Договор займа

Договор займа(mutuum) – вручение обязанной стороне в собственность определенного количества заменимых вещей с определением вернуть то же количество (в определенный срок – необязательное условие, т.е. если срок не указан, то сроком возврата считается требование кредитора). Предметом договора являются вещи, определяемые родовыми признаками. Это строго односторонний, реальный договор, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не простым соглашением, но и передачей вещи; нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал. Вещи передаются в собственность заемщику, он несет риск их случайной гибели. Может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Вопрос №51. квази-деликты

Квазиделикты (обязательства как бы из деликтов) – обязательства, порождающие ответственность, как при деликтах, возникающие из обстоятельств, которые не могли быть подведены под понятие деликта, либо вследствие отсутствия необходимого элемента, либо вследствие осложнения моментами, выходящими за пределы деликта.

– ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей;

– ответственность лица, из дома которого что-нибудь выброшено или вылито на улицу. Выбрасывание или выливание могло иметь место из дома или из лавки, из телеги или с корабля в любое место, где публика в данное время имеет обыкновение обращаться. Пострадавшее лицо (пострадавшее лично или понесшее ущерб в результате, например, гибели раба, животного) могло предъявить иск о взыскании двойной стоимости ущерба или штрафа;

– ответственность хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было повешено или поставлено так, что могло причинить вред прохожим;

– ответственность хозяина корабля, гостиницы или постоялого двора за кражу, совершенную их слугами на корабле, в гостинице или постоялом дворе по отношению к проезжающим.

Вопрос №52. Контракты и пакты.

Римская договорная система являлась своеобразной и сложной в том отношении, что она различала 2 вида договоров: контракты и пакты.

К контрактам относились договоры, признанные цивильным правом и снабженные исковой защитой. К числу контрактов относился только определенный (исчерпывающий) круг договоров. Вне пределов установленного круга контрактов за сторонами не признавалось права практиковать какие-либо новые, не предусмотренные законом контракты. Некоторое отступление от этого принципа составили так называемые безыменные контракты. Выделяли 4 категории контрактов: вербальные (устные), литеральные (письменные), реальные (устанавливающие обязанности с передачей вещи) и консенсуальные (обязательства возникали в результате соглашения, независимо от передачи вещи).

В противоположность контрактам пакты представляли собой неформальные соглашения самого разнообразного содержания. По общему правилу, пакты не пользовались исковой защитой. С течением времени некоторые из таких неформальных соглашений все-таки получили исковую защиту.

Необходимо наличие обязательных условий контракта:

1)согласие не менее двух правоспособных и дееспособных лиц,

2)наличие предмета договора, который должен быть четко обозначен,

3)необходимо соблюдение установленной законом формы договора:

-в виде словесной формы,

-с помощью конклюдентных действий,

-соглашение можно было выразить молчанием.

4)дозволенное основание договора.

В РП выработалось правило: любой контракт должен быть исполнен.

ФИДЕИКОМИССЫ

1. В практике нередко встречались случаи, когда ле­гаты оставлялись без соблюдения форм цивильного за­вещания, а, например, распоряжением на случай смерти, не содержавшим в себе назначения наследника (такие распоряжения назывались кодициллами); иной раз рас­поряжение о предоставлении известной вещи из состава наследства было обращено к наследнику по закону. В республиканский период такие распоряжения не пользо­вались юридической защитой, исполнять их или нет бы­ло делом совести наследника; отсюда название такого рода распоряжения — фидеикомисс (т.е. порученное со­вести). В период принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали подобны легатам.

2. Однако путем фидеикомисса можно было возло­жить на наследника обязанность выдать другому лицу также все наследство или определенную его долю. Пер­воначально и такойfideicommissumhereditatis приводил только к сингулярному преемству, так что ответствен-

ность по обязательствам, входившая в состав наследства, лежала на наследнике (хотя он и передавал все имущест­во лицу, которому такой фидеикомисс был оставлен).

Естественно, что при таком положении рассчитывать на принятие наследником подобного рода наследства было трудно; распоряжение наследодателя нередко оста­валось без исполнения. Поэтому был внесен ряд попра­вок в регламентацию fideicommissumhereditatis, конеч­ным результатом которых было признание, что в случае назначения fideicommissumhereditatis наследник все же мог оставить одну четверть наследства за собой и что ли­цо, получившее в качестве фидеикомисса не отдельное право, а определенную долю наследства, в соответст­вующей доле несло и ответственность за долги наследст­ва, т.е. такой фидеикомисс получил значение универ­сального преемства.

В праве Юстиниана fideicommissumhereditatis как форма универсального преемства сохранил свое значе­ние. Другие фидеикомиссы (т.е. устанавливавшие не универсальное, а сингулярное преемство) были полно­стью уравнены с легатами.

ОГРАНИЧЕНИЯ ЛЕГАТОВ

1. Легаты получили в Риме широкое распростране­ние. Нередко завещатели назначали столько легатов, что наследникам не оставалось почти ничего; вследствие это­го у них не было стимула принимать наследство. В инте­ресах наследников были введены ограничения легатов.

2. Сначала установили, что нельзя назначать легаты размером свыше 1000 ассов каждый и что ни один лега­тарий не должен получить больше, чем наименее полу­чивший наследник. Этих мер оказалось недостаточно, потому что можно было, назначив большое число мелких легатов, все-таки исчерпать все наследство.

Поэтому законом Фальцидия (приблизительно за полвека до н.э.) было установлено более радикальное ограничение: наследника стали признавать не обязанным выдавать в качестве легатов больше трех четвертей на­следства; четверть наследства (оставшегося после пога­шения долгов наследодателя) должна была поступить на­следнику (так называемая Фальцидиева четверть).

Вопрос №2: Значение римского права для современного юриста.

1. Когда-то римское право называли «писаным разумом» (ratioscripta). Разумеется, современное частное право ушло далеко вперед в регламентации сложнейшей сферы имущественных отношений, особенно торгового (коммерческого) оборота. Однако и многие новейшие юридические конструкции, как из кирпичиков, складываются из основных, элементарных понятий и категорий, разработанных именно в римском праве. С этой точки зрения римское частное право продолжает оставаться основой для изучения гражданского и торгового законодательства и базой для подготовки квалифицированных юристов.

2. Значение римского права определяется его огромным влиянием не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом.

Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.).

Эти особенности римского права способствовали тому, что, когда развивающаяся промышленность и торговля средневековой Европы потребовали более совершенной правовой надстройки, когда феодальные нормы обычного права перестали удовлетворять требованиям жизни, произошел интереснейший процесс — рецепция римского права.

Войдя через рецепцию в практику средневековых государств, римское право пропитало собой затем и последующие кодификации гражданского права.

3. Соками римского права пропитана и теория гражданского права. Поэтому изучить достаточно глубоко гражданское право, не зная права римского, невозможно. Ряд терминов и понятий, укоренившихся в юридической теории и практике (например, реституция, виндикация, универсальное преемство, наследственная трансмиссия и т.д.), могут быть наилучшим образом усвоены лишь при изучении их у самого истока образования. Конечно, в ряде случаев современное гражданское право успешно обходится без заимствования терминов, возникших в римском праве (например, в Гражданском кодексе Российской Федерации вместо римского термина «цессия права» употреблен без всякого ущерба для дела термин «уступка права»). Но во многих правовых системах римские термины и понятия сохраняются, и потому юристу необходимо отчетливо понимать их смысл.

4. Далее, римское право, отличающееся четкостью определений, вообще хорошей юридической техникой, может помочь современному юристу в приобретении навыков четко отграничивать и формулировать юридические категории.

Овладение же юридической техникой необходимо и для законотворческой работы, и для правильного применения закона. Законы должны излагаться не только понятным для всякого языком, но, кроме того, так, чтобы редакция закона, его текст вполне соответствовали тому, что законодатель хотел выразить. Необходимо, чтобы формулировки закона охватили все те отношения, которые законодатель желал урегулировать, но в то же время, чтобы редакция закона не давала повода применять его к таким отношениям, на которые законодатель не имел в виду распространять его действие. Закон есть общая норма, а общее должно охватить все богатство отдельного. Реализация всех этих требований, предъявляемых законодателю, предполагает владение высокой юридической техникой.

Равным образом и применяющий закон, делающий из общих норм выводы для отдельных конкретных случаев жизни, также должен обладать развитой юридической техникой. Юристу, применяющему закон, необходимо уметь проанализировать и общую норму закона, и фактический состав конкретного жизненного случая и в конечном итоге сделать правильный вывод.

Римское право, отличающееся точностью и чеканностью формулировок, представляет собой блестящий образец такого подхода.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-22; Нарушение авторского права страницы

В курсе всеобщей истории государства и права один из разделов посвящается истории римского права. Какое соотношение между обоими курсами? Там — история *(61), здесь — систематическое изучение римского частного права в том виде, как оно сложилось в так наз.

Нужно усвоить курс за время чтения: тема лекции будет сообщаться за неделю, до лекции рекомендуется прочитывать лекцию; на лекции ее записывать; о непонятном спрашивать*(62).

. Такого непосредственно практического значения римское право для нас не имеет. И тем не менее изучение римского права имеет не одно только историческое значение, оно полезно для практики. Чем же? Какая от него польза для практики? Когда-то существовал предрассудок, будто юриспруденция имеет свою особую логику, и будто этой «юридической логике» легче всего можно научиться на образцах римского права. Марксистская наука полностью ликвидировала этот предрассудок. Мы говорим теперь о логике формальной, и логике диалектической (хотя и их нельзя противопоставлять как взаимно исключающие одна другую), но не может быть особой логики — юридической, математической и т.д. (нет даже особой женской логики, «даже» — потому, что на сцене Малого театра до революции шла пьеса под названием «Женская логика»). Таким образом, ни для отдельной науки, ни для одной половины рода человеческого не существует отдельной логики. Поэтому на образцах римского права можно получить навыки логичности заключений, но нельзя научиться какой-то специальной юридической логике, ибо таковой не существует.

Но если нет специальной юридической логики, то зато есть специальная юридическая техника, которой советскому юристу необходимо овладеть. Мы нередко говорим о юридической технике с некоторой мерой пренебрежения, как о чем-то формальном и малозначительном (иногда, обсудив какой-нибудь вопрос и выяснив общие, принципиальные положения, говорят: дальнейшее — чисто технический вопрос, как бы хотят этим сказать: «технику» всякий осилит, а мы, квалифицированные юристы, не снизойдем до этого. А, между тем, юридическая техника — чрезвычайно важная сторона правовой работы, и в необходимости для юриста быть хорошо подкованным в этой области лежит главная сила и основное значение для нас римского права.

Посмотрим на этот вопрос несколько глубже. Овладение юридической техникой необходимо для того, чтобы хорошо подготовлять проекты законов и всякого рода нормативные акты и для того, чтобы правильно применять законы. А это важно с точки зрения укрепления социалистической законности: правильное применение закона — это необходимое условие для того, чтобы жизнь общества протекала при господстве социалистической законности. В чем же состоит законодательная техника? Законы должны излагаться понятно, притом понятно не только для юриста, но для всякого вообще, кому придется с этим законом иметь дело, жить по этому закону. Для того, чтобы так средактировать закон, что он станет понятным всякому, кто его прочтет, требуется очень высокая юридическая техника. Как всякое литературное произведение, закон выражает известные мысли. И нужно, чтобы эти мысли были так изложены, чтобы текст закона им соответствовал, чтобы каждый мог понять, какие вопросы им затрагиваются и в каком направлении решаются, какое жизненное отношение подойдет под общее предписание закона, какое — нет. Закон есть общая норма; а «общее» (говорил Ленин) должно охватить все богатство «отдельного». Отсюда вытекает требование максимальной точности закона. Нужно так формулировать закон, чтобы его редакция, его текст охватил как раз тот круг отношений, для которых закон предназначается, чтобы все отношения, на которые имеется в виду распространить действие закона, подошли под его текст. Наряду с этим необходимо, чтобы текст закона не захватил ничего лишнего, т.е. чтобы под него не подошли отношения, которые не имелось в виду под него подводить. (Грубый пример: издается закон о найме жилых помещений, а в тексте говорится просто о помещениях; получается, будто наем складского или конторского помещения должен определяться теми же правилами, как и наем жилого помещения).

Добиться этой цели — полного соответствия между мыслью законодателя и текстом издаваемого им закона представляет в большинстве случаев большие трудности. Преодолеть эти трудности можно только при высокой юридической технике. Не менее, а может быть даже — более, необходимо овладение юридической техникой для юриста-применителя закона, будет ли то судья, прокурор, нотариус, юрисконсульт, адвокат. В каждом конкретном жизненном случае юристу, применяющему закон, приходится делать для этого конкретного казуса вывод из общей, типической нормы закона. Закон никогда не пишется для конкретного случая: вы никогда не встретите, скажем, такого закона: «Если Иван Иванович снял у Петра Петровича дачу, дал ему 500 р. задатка, а потом передумал и на дачу не поехал, он не сможет истребовать по суду 500 р. обратно». Нет, закон — всегда норма абстрактная, отвлеченная, типическая. А вот в жизни все происшествия конкретны: фигурируют не какие-то люди и учреждения вообще, а именно Иван Иванович, Петр Петрович, завод N такой-то, Московский университет и т.д. И вот юристу-применителю закона нужно уметь проанализировать и норму закона, и фактический состав того жизненного случая, казуса, по поводу которого приходится применить данную норму. Таким образом, перед юристом стоит задача: навести мост между общим правилом, содержащимся в законе в отвлеченной форме, и конкретным случаем, к которому надо применить это правило. Ведь применение закона и заключается в подведении частных жизненных случаев под некоторые общие нормы, предусматривающие подобного рода случаи, но в общей форме.

Чтобы это было понятнее и нагляднее, возьмем пример. Иванов продал Сидорову письменный стол. Прежде чем стол был фактически передан Сидорову, в квартире Иванова возник от случайной причины пожар, во время которого проданный стол сгорел. Пожар возник от случайной причины, т.е. без всякой вины как Иванова, так и Сидорова. И вот теперь между ними начинается спор. Иванов, продавший стол, рассуждает так: я не потому не передаю Сидорову стол, что не хочу передать, а потому, что стол погиб, и погиб без моей в том вины; поэтому я считаю Сидорова обязанным уплатить мне условленную сумму: он стол купил, и несчастный случай должен относиться к имущественной сфере Сидорова. А Сидоров возражает: я обязался уплатить определенную сумму Иванову не за воздух, а за стол. Для меня не важно, что Иванов не виноват, а важно, что я не получил купленного стола. Поэтому я отказываюсь платить покупную цену. Вот с этим спором они приходят в юридическую консультацию за советом к адвокату или сразу в народный суд. Поставим себя в положение адвоката или судьи, которым нужно разрешить этот жизненный казус. Каждому из вас, конечно, понятно, что странно было бы ожидать встретить в законе норму специально для данного жизненного случая, норму, в которой говорилось бы о таком конкретном примере, что продан письменный стол, что, до его передачи покупателю, он сгорел в помещении продавца, сгорел от случайной причины. В законе дается указание в общей, отвлеченной форме. Мы найдем в советском ГК ст. 186, в которой сказано, что при отсутствии иного соглашения риск случайной гибели проданного имущества переходит на покупателя одновременно с переходом к нему права собственности. А по вопросу о том, когда же переходит к покупателю право собственности, ст. 186 ГК отсылает к другой статье того же кодекса — к ст. 66, которая (опять-таки в общей форме) постановляет, что право собственности приобретателя возникает в отношении индивидуально определенной вещи с момента совершения договора, а в отношении вещей, определенных родовыми признаками (числом, весом, мерой), — с момента их передачи. Вот и нужно сделать заключение.

Пример взят самый простой, элементарный (как принято говорить — школьный), и посмотрите, подымается все же целый ряд вопросов: что такое риск случайной гибели вещи? Что такое вещь индивидуально определенная и что такое вещь, определенная родовыми признаками? В какую из этих двух категорий нужно отнести проданный в нашем примере письменный стол? В жизни конфликты и споры, как правило, сложнее, найти подходящие к данному случаю законы также не всегда легко. И юрист оказывается перед трудной задачей: отыскав подходящий по теме закон, нужно выяснить, касается ли этот закон таких случаев, как возникший между спорящими. Для этого нужно выяснить и хорошо понять и смысл закона, и смысл договора. Применительно к этой операции говорят о толковании закона. Истолковать закон — это значит, установить, выяснить себе его действительный, точный смысл. Юрист, применяющий закон, должен понять содержание и смысл нормы, понять фактические обстоятельства дела и в соответствии с раскрытым смыслом нормы сказать, что возникший в жизни конкретный вопрос должен быть решен как-то. Это — очень трудная задача, опять-таки требующая высокой юридической техники.

В конце концов, выходит, что если не владеют юридической техникой те, кто редактируют норму права, то они не сумеют так выразить свою мысль, чтобы не сказать ни больше, ни меньше того, что считают нужным сказать, и вследствие неясной редакции закон чуть не с первого дня будет возбуждать недоуменные вопросы. А если слаба юридическая техника у того, кто применяет закон, ему не разобраться в мало-мальски сложном случае, возникающем в жизни. От юриста при применении закона требуются такие свойства, которые можно пояснить сравнением из области музыки. Музыкант должен обладать музыкальным слухом и чувством музыкального такта. Так и юристу нужен, так сказать, юридический слух и чувство юридического такта. Это сравнение на наше счастье только приблизительно. Дело в том, что музыкальный слух, как правило, есть прирожденное свойство; правда, некоторые утверждают, будто музыкальный слух можно привить, но едва ли это так. Наделила природа этим даром — хорошо, другому отказала, и ничего не поделаешь: приговор природы обжалованию не подлежит. А юридический слух и чувство юридического такта можно приобрести, пройдя основательную цивилистическую школу.

Вот в этом отношении римское право и должно сослужить нам службу, потому мы его и изучаем, что через него мы лучше всего можем приобрести навыки юридической техники. Как технический материал римское право очень ценно, даже незаменимо, так как оно отличается точностью, чеканностью понятий и формулировок. А точные формулировки нужны и советскому юристу, так как ими предупреждаются смешение понятий и неправильные выводы.

Нужно при этом иметь в виду, что римское право сложилось, в основном, в непосредственной практической работе юристов, на жизненных казусах. Решения этих казусов, жизненных случаев свидетельствуют о том, что римские юристы умели сочетать общие типовые положения с конкретными индивидуальными особенностями. Конечно, римские юристы делали это под углом зрения интересов господствующего класса рабовладельцев. Этого обстоятельства мы никогда забывать не должны. Но мы должны использовать технические приемы работы. Римский юрист, как анатом, рассекал состав фактического случая, с которым ему приходилось сталкиваться, отделял все существенное от несущественного и таким путем обнаруживал способы удовлетворения назревших потребностей. В сочинениях основоположников марксизма мы не один раз встречаем характеристику римского права, как содержащего утонченную разработку понятий права, покоящегося на частной собственности. Если взять для примера хотя бы работу Энгельса «Об историческом материализме», то мы прочитаем там такую характеристику римского права, что это — почти совершенное выражение юридических отношений, вытекающих из той ступени экономического развития, которую Маркс называет товарным производством. Сходные высказывания можно найти у Маркса и Энгельса и в других работах.

Для советского юриста полезно наблюдать образцы работы римских юристов, их уменье проникнуть в сердцевину вопроса, стоящего перед юристом. Мы нередко, желая похвалить работу адвоката по гражданским делам, отмечаем: «Он умеет правильно поставить дело». Что это такое «поставить дело»? Это значит: постигнуть сущность спора. Для юриста это почти то же, что для врача правильно поставить диагноз. Больной рассказывает врачу разные вещи: и то, что важно для определения болезни, и то, что больному кажется важным, а на самом деле не имеет никакого значения. Врач сам разграничивает то и другое, и если он умело выделяет существенное, он правильно ставит диагноз. Так приходится действовать и юристу: в сложном фактическом составе он выделяет существенное, и на этом материале строит свои выводы. Еще раз надо повторить: мы ни на миг не должны забывать, что новая жизнь, в особенности — наша социалистическая действительность, ставит совсем другие вопросы, выдвигает новые потребности, требует новых ответов на старые вопросы.

Итак, основное значение для нас римского права заключается в том, что оно является ценным материалом для приобретения навыков юридической техники.

Но римское право ценно для нас и в некоторых специальных отношениях. Советский Союз строит свою внешнюю политику на том, чтобы налаживать мирные отношения со всеми странами, независимо от государственного и социального строя той или иной страны. А мирные отношения налаживаются обычно на почве торговли. И Советский Союз действительно ведет торговые сношения. Но Советское государство желает иметь с буржуазным миром нормальные деловые отношения, но так, чтобы не жертвовать при этом своими интересами. И тут вот что оказывается. Во-первых, иногда в нашем торговом договоре предусматривается, что по таким-то вопросам должны применяться нормы той страны, к которой принадлежит наш контрагент. Допустим, мы заключили договор с английской фирмой и в договоре указали, что по таким-то вопросам будет применяться советское право, а по таким-то английское право. Если в договоре нет указаний, по какому праву будут разрешаться различные спорные вопросы, то ответ дает так называемое международное частное право. По нормам международного частного права применяются нормы то одной, то другой страны, в зависимости от характера вопроса. Например, возникает вопрос о том, в какой форме надо заключать договор: наш закон предусматривает одну форму, а английский — другую. Какую же из них надо применить? Международное частное право отвечает: форма определяется законом той страны, где заключен договор. Если подписали договор в Москве — форма договора определяется советским законом, если в Лондоне — английским законом. И в отношении содержания прав и обязанностей применяются иногда свои законы, иногда законы иностранные. Но нам нельзя идти «в темную»; быть может, последствия, которые должны наступить в случае применения буржуазного права, для нас неприемлемы. Надо ясно предвидеть, что может последовать при одной редакции договора, что — при другой. Следовательно, когда юрисконсульту какого-нибудь экспортного или импортного объединения приходится давать заключение по проекту договора с какой-то иностранной фирмой, он должен для защиты советских интересов учесть, какие будут юридические последствия при такой-то редакции договора, какие — при иной редакции, и предупредить хозяйственника, стоящего во главе внешнеторгового объединения.

Для того, чтобы с успехом выполнить эту задачу, такой юрисконсульт должен хорошо знать и отлично понимать законы той страны, к которой принадлежит фирма, с которой собираются заключить договор. С нормами права капиталистических стран может столкнуться и адвокат. В Москве (на Тверском бульваре) есть даже специальная юридическая консультация, которая называется «инюрколлегия»: первый слог «ин» означает, что это — юридическая коллегия по иностранным делам. Это — чаще всего дела советских граждан относительно открывшегося им за границей наследства. У советского гражданина, живущего здесь, на советской территории, есть родственник в Америке; не такой американский дядюшка, какого показывали некоторое время в кинофильме под этим названием, а настоящий «американский дядюшка» с изрядным количеством долларов. Инюрколлегия и помогает советским гражданам в получении наследства. В таких и подобных делах советскому адвокату нужно хорошо знать и понимать не только советское право, но и буржуазное. А его хорошо понять, не зная римского права, нельзя. Дело в том, что исторически римское право оказалось основным материалом, на котором построено большинство современных буржуазных кодификаций гражданского права, в наибольшей мере — кодификаций континентальной Европы, в меньшей мере, но все же сильно сказалось влияние римского права на законодательстве Англии и Америки. В отношении французского Гражданского кодекса Энгельс в «Людвиге Фейербахе» выразился так, что в Code civil систему римского права мастерски приспособили к современным капиталистическим отношениям. Такую характеристику можно распространить и на гражданское законодательство других капиталистических стран, для одной страны — в большей мере, для другой — в меньшей мере. Вот почему понять буржуазное право (а я уже сказал, что в жизни нередко от нас требуется понимание буржуазного права) — понять его без римского права нельзя. Нужно помнить совет Кузьмы Пруткова: «Смотри в корень». Римское право в отношении права буржуазного и является именно корнем. Буржуазные кодексы пропитаны соками римского права, поэтому знание римского права — необходимое условие понимания буржуазного гражданского права.

Быть может, еще в большей мере это относится к буржуазной теории гражданского права. С ней мы должны быть знакомы — потому, что правовые категории и термины гражданского права во многом одни и те же, а содержание их часто диаметрально противоположно. Чтобы не оказаться в плену у буржуазной науки, нужно ясно представлять себе значение этих категорий там и у нас. Наша задача — преодолевать эти буржуазные понятия, но ведь известно не одним только военным, а всякому, что одним из условий победы над врагом является знание врага: нужно знать врага.

В нашей юридической области необходимо ясно представлять себе значение терминов, понятий, содержание институтов буржуазного права. А в этой части опять «истоки» оказываются в римском праве. Дело в том, что римское право оказалось лабораторией буржуазной теории гражданского права — в том смысле, что на почве римского права сложились многие понятия буржуазного гражданского права, с которыми приходится встречаться и советскому юристу. Ряд терминов и понятий, завоевавших в буржуазном мире право гражданства и укоренившихся в юридическом языке, перекочевали и в наш язык: симуляция, реституция, универсальное преемство, наследственная трансмиссия и т.д. Это — все термины римского права; для их лучшего усвоения нужно ознакомиться с ними у самого истока образования.

Конечно, в ряде случаев никто и ничто не мешает нам, советским юристам, ввести свои, русские термины. И мы это делаем. Например, мы не употребляем в советском праве римской категории «цессия права», мы говорим «уступка права» (или как сказано в ст. 124 ГК — «уступка требования»). Но, во-первых, мы-то отказались от этой категории, но в буржуазном праве она сохранилась, и поскольку нам приходится иметь дело с буржуазным правом, нам необходимо эту категорию понимать. Во-вторых, иногда мы вынуждены и в советском праве пользоваться, при всем богатстве русского языка, римско-правовыми терминами, именно — вынуждены. Вот, например, регресс, регрессное требование. Казалось бы, чего проще от этого термина избавиться? Регресс — противоположность прогресса. Прогресс — движение вперед; регресс — движение назад, вспять; значит, регрессное требование — обратное требование. Но такая замена русским термином не выходит, потому что не всякое обратное требование есть регрессное. Возьмем такой пример. Главный бухгалтер какого-то советского предприятия собирается идти в очередной отпуск. Чтобы оставить дела в образцовом порядке (на бухгалтерском французско-русском языке — «в ажуре»), этот бухгалтер погашает имеющуюся за его предприятием задолженность. Обязанности главного бухгалтера на этом предприятии перешли теперь к его заместителю. Он тоже хочет быть активным: не заметив, что сумма, причитавшаяся некоему предприятию, уже была перечислена до ухода в отпуск главного бухгалтера, его заместитель еще раз делает перечисление той же суммы. Конечно, довольно быстро факт двойного платежа выясняется. Звонят в бухгалтерию предприятия, получившего одну и ту же сумму дважды. Получают очень любезный ответ: «Проверим и немедленно вернем излишне полученную сумму». Но исполнение этого обещания задерживают: то на расчетном счете денег не было, то какая-то срочная работа помешала, то просто забыли. Проходит неделя за неделей, деньги не поступают. Приходится обратиться в арбитраж с просьбой обязать это предприятие вернуть излишне полученную сумму обратно. Следовательно, предъявляется «обратное требование». Но будет ли это регрессным требованием? Нет. А почему? Да потому, что наш закон употребляет термин «регресс» в другом значении, в том же самом значении, какое этот термин имел в римском праве, и в этих случаях обойтись без категории «регресс» нельзя. Какие доказательства для этого утверждения? Термин «регресс» мы встречаем, например, в ст. 413 ГК. О чем там речь? Рабочий потерпел на предприятии увечье, утратил в известном проценте трудоспособность. Имущественный вред, который он от этого терпит, ему возмещает орган социального страхования. Но если окажется, что увечье получено вследствие преступного действия или бездействия администрации предприятия, которая допустила грубое нарушение правил об охране труда, технике безопасности и т.д. (например, не снабдила рабочих предохранительными очками), то орган социального страхования, удовлетворивший потерпевшего, имеет право требования к предприятию в размере выданного потерпевшему пособия. Вот это требование ст. 413 ГК называет регрессом. Вы видите это не «обратное требование», ибо с рабочего, получившего пособие в порядке социального страхования, никто ничего обратно не требует; здесь речь идет о другом: орган социального страхования, уплативший пособие рабочему, получает право переложить эту сумму на третье лицо, предприятие, переложить на том основании, что из-за этого предприятия пришлось заплатить органу социального страхования. Итак, никакого обратного требования здесь нет. А как его назвать? Вот почему мы сохраняем и в социалистическом праве термин «регресс». Если бы мы заменили его «обратным требованием», мы породили бы путаницу, смешение с теми случаями, когда действительно требуют обратно. А раз остается категория «регрессных исков», нужно ее понимать, а для этого нужно знать ее происхождение, т.е. знать римское право. (Другой пример: страхование имущества, ст. 395 ГК).

К этим практическим соображениям нужно, наконец, добавить еще одно общее соображение. Нельзя оставить без внимания то огромное влияние (притом не только на последующее развитие права, но и на развитие всей культуры в целом), какое выпало на долю римского права в истории человечества. Римское право — элемент культуры, в частности, специальной юридической культуры, элемент очень крупный, и уже по одному этому культурный юрист должен быть с ним знаком. Ленину принадлежат слова: «Только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру».

Сказанное о значении римского права для современного советского юриста можно резюмировать следующим образом.

1. Римское право — ценный материал для приобретения навыков юридической техники.

2. Римское право имеет значение как составной элемент и корень, из которого выросло современное буржуазное право, а с буржуазным правом советский юрист может время от времени столкнуться в области внешнеторговых сделок и в области так называемого международного права, когда правовое отношение принадлежит разными своими сторонами к разным государствам.

3. Основные понятия гражданского права и распространенные в современном юридическом языке термины (обязательство, кредитор, должник, виндикация и т.д.) сложились на почве римского права, и ознакомление с ними здесь, у истока, облегчает понимание их дальнейшего развития. Римское право — лаборатория науки буржуазного гражданского права и ее колыбель.

4. Римское право, в силу сложившихся исторических условий, не только оказало огромное влияние на развитие права в последующие века, но и стало одним из крупных факторов культуры вообще. Культурный юрист должен быть с ним знаком уже в силу этого обстоятельства.

Правовая система Древнего Рима. Предмет и метод частного права.

Римское право занимает одно из центральных мест в ряду юридических дисциплин. Оно возникло в глубокой древности, когда Рим представлял собой маленькую патриархальную общину. Военные действия, развитие политических и экономических отношений в Римском государстве способствовали его бурному росту. Из примитивной общины возникло огромное государство, объединившее почти весь культурный мир и превратившийся в «центр политической жизни мира» и «центр торгового оборота». В результате этого возникло римское право, которое впоследствии стало не только правом античного мира, но и существенно определило развитие юридической мысли Запада. Римскому праву были присущи такие черты, как: универсальность, четкость формулировок, совершенная юридическая техника, ясность построения и аргументация, глубокая жизненная конкретность и практичность, а также полное соответствие юридических выводов интересам господствующего класса. Оно является базой для изучения теории гражданского права. Предмет римского права Предмет римского права составляют важнейшие институты имущественного права периода принципата (первые три века н. э.) и периода абсолютной монархии (конец III в. до сер. VI в. н. э.). Римские юристы разделяли право на две области — публичное и частное. Частное Римское право Регулирует отношения преимущественно с помощью диспозитивных, уполномочивающих норм, т.е. эти нормы предоставляли заинтересованным лицам самим определять складывающиеся отношения. Согласно определению римского юриста классического периода Ульпиана: Частное право — это «право, которое относится к интересам отдельных лиц».

Значение римского частного права для современной юриспруденции.

Значение римского права определяется егоогром­ным влиянием не только на последующее развитие права, но и наразвитие культуры в целом. Римского права пропитана и теория граж­данского права. Поэтому изучить достаточно глубоко гражданское право, не зная права римского, невозможно. Ряд терминов и понятий, укоренившихся в юридической теории и практике (например, реституция, виндикация, универсальное преемство, наследственная трансмиссия и т.д.), могут быть наилучшим образом усвоены лишь при изучении их у самого истока образования. Во многих правовых системах римские термины и понятия сохраняются, и потому юристу необходимо отчетливо понимать их смысл. Далее, римское право, отличающееся четкостью определений, вообще хорошей юридической техникой, может помочь современному юристу в приобретении на­выков четко отграничивать и формулировать юридиче­ские категории. Овладение же юридической техникой необходимо и для законотворческой работы, и для правильного приме­нения закона. Законы должны излагаться не только по­нятным для всякого языком, но, кроме того, так, чтобы редакция закона, его текст вполне соответствовали тому, что законодатель хотел выразить. Римское право, отличающееся точностью и чеканно­стью формулировок, представляет собой блестящий об­разец такого подхода.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 8910 — | 6981 — или читать все.

Источники: http://infopedia.su/6x4c99.html, http://lawbook.online/rimskoe-pravo/lektsiya-pervyiy-chas-znachenie-rimskogo-prava-35858.html, http://studopedia.ru/15_52515_znachenie-rimskogo-chastnogo-prava-dlya-sovremennoy-yurisprudentsii.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *